Цикл "Хождение по гробам"  


В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Авторство: Рене Маори

Цикл "Хождение по гробам"


01.08.2017 Статьи/Детеизация

От автора

Их было много, людей, выбравших для себя религиозное служение, а потом вдруг осознавших, что все это ложь. Покидая институт церкви, они становились атеистами, и всю свою жизнь посвящали развенчанию мифа. Таким был и профессор богословия Евграф Дулуман. Человек - легенда. Я счастлив тем, что на закате его жизни успел несколько лет пообщаться с ним. Правда, виртуально. Через электронные письма. Но есть люди, обаяние которых словно просачивается сквозь монитор.

Человеческая память коротка и обладает способностью трансформировать отдаленные события так, как это удобно организму, иначе наша жизнь превратилась бы в сплошной стресс. Черные события нашей жизни по прошествии времени становятся серыми или светло серыми, белые - обретают абсолютную белизну и даже сияние. Писатель останавливает мгновение, но транслирует его через призму собственного восприятия. Этот небольшой сборник статей не является богословским трактатом точно так же, как и не является атеистическим памфлетом. В нем лишь мои собственные размышления, мое видение ситуации, моя попытка проанализировать и понять то, что кажется мне неубедительным. Если у вас имеются причины для того, чтобы со мной не согласиться, то это ваше право, точно такое же, как и мое право иметь свои убеждения и видеть мир по-своему. Поэтому, я не предполагаю дальнейших разговоров с адептами той или иной веры, и уж, конечно, прошу не проводить рядом со мной никакую миссионерскую деятельность. Потому что от того, к чему вы пришли, я уже ушел.

Рене Маори.

Памяти Евграфа Дулумана

Прелюдия

Дорогой друг. Три дня назад я обещал рассказать тебе о своем увлекательном путешествии в христианский Иерусалим. Впечатлений от увиденного оказалось так много, что я решил рассказывать частями и по вдохновению. К сожалению, с иллюстрированием моих записей случилась беда – разом отказали оба фотоаппарата, но это не принесет тебе никаких неудобств, ведь ты знаешь, что я художник слова, а такому художнику ни к чему плоские визуальные изображения – он и без них умеет все очень живо и образно описать.

Не стану рассказывать тебе о своем путешествии до Тель-Авива, ибо затейливость пейзажа на всей протяженности этой дороги уже давно оставляет меня равнодушным. И так получается, что, не имея хотя бы капли интереса к чему-либо, я не могу об этом писать.

В Тель-Авиве собралась наша туристическая группа в сорок человек, где, как это ни прискорбно, я оказался единственным израильтянином. Хотя, говоря по совести, меня можно было бы даже назвать единственным инопланетянином, настолько далеко от моего понимания оказалось все то, что случилось позже. Спутниками моими были вполне светские люди всех возрастов – в сарафанах, шортах, с бутылками воды подмышкой, обычные туристы, каких мы видим тысячами.

Первая остановка у нас была на полпути к Иерусалиму в известном на всю страну кафе «Элвис». К слову сказать, израильтяне туда обычно не наведываются по известной причине, о которой ты, конечно, знаешь, а вот русскоязычному туристу там все в радость и приятно глазу. На улице стоят два скульптурных изображения Короля, возле которых можно фотографироваться, внутри постоянно играет музыка, играет совсем ненавязчиво, не громко, не так, как обычно принято в израильских кафе. Громоздятся разноцветные плюшевые верблюды, кружки с надписями и всякая мелочь. Можно заказать кофе и получить кружку в подарок. А если вам будет лень ее мыть, то вы можете попросить взамен другую – чистую. Это первый пункт целой цепи аттракционов, которые растянулись от кафе Элвиса до самого старого Иерусалима.

В восемь часов утра совсем еще не жарко, и кажется, что весь день будет таким. Я чувствовал себя школьником, вырвавшийся на каникулы, поэтому испытывал блаженство, предвкушая интересный день, новые впечатления, смешные покупки и беззаботную болтовню с попутчиками. Да-да, мне очень хотелось побыть туристом в своей стране, взглянуть на все другими глазами, лететь куда-то по воле волн, а точнее по воле туристической кампании и ее гида. Ах, эта огромная фанерная гитара возле которой так хорошо делать селфи, ах, эти плюшевые верблюды с надписью Иерусалим, ах, этот прохладный ветер, рождающийся в преддверии гор. Я, живущий в Израиле почти на «уровне моря», словно орел с оливковой ветвью в клюве летел ввысь, поднимался почти на девятьсот метров над своим скромным и пыльным городом, надеялся, что там, в вышине увижу иные, светлые дали, дающие отдых усталым глазам и, не менее усталому, разуму.

По обе стороны дороги открывались, захватывающие дух, просторы, громоздились древние, выветрившиеся скалы, покрытые редкими деревьями, и на одной из них я даже увидел оленя А потом вдруг открылся простор – Иудейские горы во всей их красе. Окутанные сизой дымкой они вырастали перед глазами и снова уходили вдаль, а автобус кружил подобно маленькому космическому кораблю, продвигаясь к западной стороне города. И когда появились городские стены Старого Иерусалима с запечатанными воротами, в которые, по преданию, должен войти мессия, я осознал, что вот он –Иерусалим, и вновь испытал тревожное чувство, которое навещало меня всякий раз, когда я приезжал в этот город.

Эти замурованные Золотые ворота на иврите называются Ша’ар А-Рахамим, что означает Ворота Милосердия. Я подумал, дорогой мой друг, что если уж сами Ворота Милосердия запечатаны, то где же искать это милосердие, коль скоро оно никак не может войти в Священный город? И словно в насмешку, вплотную к этим воротам раскинулось мусульманское кладбище. И я понял, что никогда помазанник-машиах-мессия не войдет в эти ворота, потому что из самого лишь милосердия, не потревожит он прах умерших, на пройдет по могилам. Ведь он не простой смертный, не тот, кто, растеряв на пути все человеческое, и движимый одной враждой, заложил здесь кладбище с определенной целью. И шалость (не скажу, какое слово я хотел бы поставить на самом деле), шалость удалась.

Пока я так предавался самым невинным размышлениям, среди туристов в автобусе началось какое-то странное движение. Очнувшись, я увидел, что все дамы вытащили откуда-то платки и косынки, повязались, прикрыли плечи и, в мгновение ока, туристическая группа превратилась в группу паломников. Особенно, меня насторожило поведение трех дам, но об этом я расскажу позже. Хочу лишь вскользь заметить, заканчивая эту главу, что существует психическая болезнь, называемая «иерусалимский синдром», которая поражает туристов, годами бредивших желанием попасть на Святую землю. Бывают очень сильные проявления, и тогда человека приходится откачивать в больнице, а бывает и слабый бред, который не считается клиническим, но доставляет много проблем гидам и сопровождающим. Гид по имени Сережа продолжал рассказывать библейские истории, и мне показалось, что он ничуть не встревожен. Поэтому, успокоился и я. Откуда же мне, человеку неискушенному в умении выворачивать наизнанку самые простые и очевидные вещи, было знать, что существует и другой способ восприятия действительности – «чем нелепее, тем правильнее».

…Это было весной. За восточной стеной
Был горячий и радостный зной.
Зеленела трава. На припеке во рву
Мак кропил огоньками траву.

И сказал проводник: "Господин! Я еврей
И, быть может, потомок царей.
Погляди на цветы по сионским стенам:
Это все, что осталося нам".

Я спросил: "На цветы?" И услышал в ответ:
"Господин! Это праотцев след,
Кровь погибших в боях. Каждый год, как весна,
Красным маком восходит она"…

(Иван Бунин)

1. Первый гроб

Тем более, что волноваться нужно было по совсем другому поводу. Несколько человек из нашей группы собирались ехать по другому маршруту в Вифлеем, или как он правильно называется Бейт-Лехем (Дом хлеба). Город находится на арабских территориях, поэтому автобус подкатил к забору безопасности. Там любителей старины должны были подхватит арабские гиды и устроить им свою экскурсию. Нам же, строго настрого запретили выходить из автобуса, потому что для перехода на территории существует пограничный пункт. Конечно, туристов туда пропускают, тех, у кого есть путевки. У нас же путевок не было, да и мое израильское удостоверение могло бы сыграть плохую роль. Я тихо сидел в автобусе и никуда не рвался. Примыкающий к забору квартал Иерусалима называется Гило. И из окон домов можно видеть весь Вифлеем, куда в лучшие времена можно было бы сходить и пешком. Но теперь это закрытая для нас территория, хотя город называют родиной царя Давида, мы можем его увидеть только издали. Нам еще с дороги показали серый купол – гробницу праматери Рахели. Почему еврейская праматерь оказалась в руках арабов – рассказывать долго. Но я знаю, что, рано или поздно, она вернется в Израиль. А вот библейскую историю, могу тебе рассказать.

Когда в молитве поминают праотцов Авраама, Исаака и Иакова, то имеют в виду вот этого самого Иакова, который сыграл не последнюю роль в истории иудаизма. Иаков - тот самый пророк, который увидел лестницу в небо. Когда он был еще молодым, то решил жениться на Рахели, младшей дочери Лавана. Кто такой этот Лаван мы не знаем, но Рахель была красавицей, и ее отец потребовал, чтобы Иаков отработал за нее семь лет. Потом, как водится, он обманул и подсунул влюбленному свою старшую дочь – Лею. Так, что за младшую пришлось отрабатывать еще семь лет. Всего у Иакова было две жены и две наложницы. Любимая Рахель умерла в родах на чужой земле. Она родила Беньямина (сына моей радости), которого отец вначале нарек Беннони (сын моей печали), но потом под давлением родственников переименовал его. Беньямин является праотцом одного из колен израилевых. Говорят, что бухарские евреи принадлежат этому колену. Но я точно не знаю.

Конечно, туристы ехали вовсе не к могиле Рахели, а в Храм Рождества Христова, и не было им никакого дела до чужой праматери. Тем более, что ЮНЕСКО постоянно пытается отнять у нас и праотцов и праматарей, и причислить их к исламским историческим объектам. Я почти уверен, что делается это не по глупости, а со злым умыслом, ведь это лишнее подтверждение того, что евреи жили на этой земле. И даже то, что Тора, в которой они все упоминаются, насчитывает больше трех тысяч лет, а ислам появился всего-навсего в седьмом веке нашей эры – никого не смущает. Мы живем в век абсурда, о чем мне еще не раз придется говорить в этом повествовании.

«5: 16-20

16 И двинулись из Бет-Эля, и начала Рахель рожать, не доходя до Эфрата, и были роды трудными. 17 И сказала ей повивальная бабка: Не страшись, ведь у тебя (родился) еще один сын. 18 Умирая, назвала она его Бен-Они, а отец назвал его Биньямином. 19 И умерла Рахель, и похоронена была на дороге в Эфрат, он же Бет-Лехем».

К слову сказать, это был первый гроб в нашем путешествии, и, хотя близко нас не подпустили, но мы увидели хотя бы место, где все это происходило. Российские туристы вели себя сдержанно. Но, один вопрос все-таки прозвучал:

- Ой, какой высокий забор. За что вы их так?

Ты знаешь, мой друг, какая скользкая тема – этот забор, особенно в те минуты, когда ты говоришь с русским человеком. Я часто задумываюсь, отчего это люди, близкие по менталитету нам, упорно поддерживают тех, кто хочет нас убить? И заметь, никто ни разу не задал другой вопрос – «за что они вас так?», хотя на мой взгляд такой вопрос был бы правильнее. Гило, самый несчастный квартал Иерусалима – его всегда обстреливали, и там до сих пор происходит много терактов. Хотя, ты мог бы уже понять из моего текста, никто никого на самом деле не притесняет, даже наоборот туристические фирмы сотрудничают, раньше все производство было общим, пока кому-то не понадобилась сочинить историю об угнетаемом арабском народе и привезти бандита Арафата в Израиль. Судить этих людей будет время, но из-за них и нет покоя в Святом городе. Кто рассорил Израиль и его автономию?

Забор – я считаю правильным решением. Многие утверждают, что он производит гнетущее впечатление. А мне кажется, что более гнетущее впечатление производили окна домов жителей Гило, заложенные мешками с песком. И маленькие напуганные дети, которые каждое утро почти ползком добирались до школы. Если кто-то оскорбляется видом забора, и скорбит о «бедных палестинцах», то мне кажется, что на самом деле он скорбит о том, что слишком мало израильтян было убито. И такого человека, иначе, как врагом, я считать не могу. Ведь я тоже житель Израиля и другой страны у меня нет.

Знаешь, собираясь писать об этом путешествии, я не хотел рассуждать о величайшей несправедливости, творящейся сейчас в мире. Но только пожелал бы, чтобы для всех тех стран, которым не дает покоя существование малюсенького Израиля, какой-то добрый дядя придумал бы свой «палестинский народ» и своего борца за независимость – Арафата. И еще, посоветовал бы закрыть глаза и представить, сколько прекрасных изобретений не было сделано, сколько научных открытий, ценных для всего человечества, застряло на полпути только потому, что нашей стране постоянно приходится бороться с оголтелыми первобытными ордами, добросовестно подогреваемыми вполне цивилизованными государствами.

А пока, я исподволь наблюдал за тремя подозрительными дамами. Одна была маленького роста, казалось, что ей трудно передвигаться, потому что ноги слишком коротки, а грудь слишком велика. Одета она была в длинное шифоновое платье цвета зари. Для того, чтобы в последствии ты не путался, я, пожалуй, дам им имена, хотя на самом деле, я не знаю, как их зовут. Эту я назову Александрой. Другую, чуть худее, но такую же маленькую, в синем шелковом костюме в крапинку, я назову Еленой. И последнюю, высокую сухопарую девицу, одетую во все белое, в белых чулках, в платье с длинными рукавами, украшенными прошвой и в таком же огромном платке, мне называть не придется. В группе ее тут же прозвали «христовой невестой». И хотя у нее то и дело платье спадало с плеча, обнажая лямку бюстгальтера, Марией Магдалиной ее никто почему-то не назвал.

На лицах всех трех было написано мучительное ожидание и томление. И дела им не было до чужой праматери, ведь в недалеком будущем их ожидали, гораздо более, интересные гробы. Они готовились исполниться благодати из разных источников и закусить напоследок исполнением желаний. Про эти «желания» я тебе расскажу позже, потом. В самом конце. А пока, все только начиналось.

Но меня уже посетили сумрачные мысли. И хотя они были еще совсем не оформившиеся, подобные легкому облачку на солнце, но доставляли некий дискомфорт. Ты знаешь меня, знаешь, как я подвержен перепадам настроения. Знаешь, как часто я бежал даже твоего общества, желая остаться наедине со своими мыслями, как мучился от громких звуков и яркого света, только потому, что эти внезапные помехи ослепляли и оглушали меня в момент наивысшего сосредоточения на творчестве. Потом, я читал готовые произведения, но только тебе было известно, что за их легкостью стоит череда изматывающих дней. Я сравнил бы это состояние с ожиданием грозы, когда воздух становится тяжелым и плотным, когда фиолетовые тучи висят так низко над головой, что кажется еще немного и они раздавят тебя своей тяжестью, и, что только дождь может принести облегчение. Можно ли сравнить стук пальцев по клавиатуре с дождем?

И вот теперь на этом пустынном клочке земли, поросшем рыжей, сгоревшей под солнцем травой, под мрачным серым забором безопасности, в автобусе, заполненном гулом голосов и незнакомыми людьми, я вдруг ощутил потребность в тишине и сосредоточении на тихих мыслях, предшествующих рождению того, что все запросто называют, рассказом, романом или чем-то еще.

Автобус тронулся и покатил, покачиваясь и шурша шинами по перегретой дороге. Я направил на себя сопло кондиционера и откинулся на спинку кресла. Мы ехали в Гефсиманский сад.

2. Гефсиманский сад (интерлюдия)

Если читать главу из Библии, повествующую о Христе в Гефсиманском саду, отрешившись от благочестивых мыслей, от штампов позднего христианства, изображающих святых настолько благостными, что они кажутся слабоумными, и представить ту диковатую, совсем нам не близкую жизнь, которой жили люди две тысячи лет назад, то можно понять многое. Они вовсе не те, кого мы представляем себе сейчас, кого нам подсовывают ортодоксальная церковь или те же жития, написанные гораздо позже возникновения христианства, как ветви реформистского иудаизма. Все это написано уже в отрыве и от географии событий, и от религиозной философии иудаизма. Хотя все евангелия насквозь пропитаны иудаизмом, они очень от него далеки, далеки настолько, что создают какую-то иную атмосферу и иные образы, которых в реальности в то время быть не могло и не было. Да и что могли знать те греки, писавшие Евангелие с каких-то непонятных ивритских обрывков, написанных и сохраненных «пещерными христианами», иудеями по всем основным положениям иудаизма и лишь желавших немного облегчить бремя религии, только потому что любое общественное течение рано или поздно устаревает, костенеет во все новых и новых запретах и требует перемен.

И еще меньше могли знать те чернецы, которые переводили евангелия с греческого на другие языки. Ты знаешь, я иногда думаю, что именно ошибки в переводах создали так много церквей и ортодоксальных, и протестантских. Ведь Иешуа из Нацерета был один, и он был иудей. И не мог он один стать причиной такого дикого размножения культов по всему миру.

Ты спрашиваешь, почему я называю их жизнь другой, и отказываю им в возможности влиять на разум современного человека? Приезжай в Иерусалим и оглянись. Всего только в два цвета окрашен этот город – в ветхо-желтый и серо-зеленый. И мне, конечно, не нужно говорить тебе, что желтый – это выложенные плитами иерусалимского камня дороги и стены домов, ветхо-желтый цвет принес сюда древний человек. Серо-зеленый – это растительность, чахнущая под лучами взбесившегося солнца. Это оливы, кустики жесткой травы, с трудом пробивающиеся между камней. И как диссонанс – яркие краски современности. Все эти пестрые футболки, весь этот товар, от которого ломит глаза, все это буйство красок, такое чуждое здесь, словно произошло случайное наложение двух картинок, абсолютно разных. Наложение неестественное, и потому тревожащее. Я пытался видеть древний Иерусалим, пытался разглядеть его через наслоения эпох, но всякий раз мое мгновенное видение разбивалось в прах резкой диссонантной нотой.

Мы едем в Иерусалим, чтобы увидеть прошлое, но сами же это прошлое забиваем собой, своей современностью, и поэтому видим лишь себя на фоне древних развалин. Мне же хотелось увидеть не развалины, а тот самый город, который существовал две тысячи лет назад, потому что я знал - только так придет ко мне понимание того, что тогда произошло на самом деле.

Гефсиманский сад, конечно, совсем не тот. Осталось только географическое название этой древней промзоны, где когда-то давили оливковое масло прессами, от которых, собственно, и возникло это название. Теперь же от большой плантации осталось всего семь олив, и они огорожены от чрезмерного любопытства туристов. В наше время никому не придет в голову ходить по промзонам для того, чтобы решить свои нравственные проблемы, но тогда, на заре христианства, когда ядовитые отходы не чернили небо над «фабрикой по производству оливкового масла», и единственной машиной был каменный пресс, приводимый в движение мускульной силой человека или животного, промзона оказывалась самым спокойным местом в городе, лишь только рабочие расходились по домам. И могу добавить, что воздух там оставался чистейшим, а вечерняя прохлада располагала к отдыху и размышлениям. Потому что климат в Иерусалиме свой, особый, совсем не такой, как во всем остальном Израиле.

Оглядываясь в прошлое, я вижу иные картины, совсем не те, которые мне услужливо подсовывают многовековые фантазии верующих, ныне превратившиеся в некий штамп, подобный тем штампам, которые превращают хорошего журналиста в посредственность. Я мог бы отбросить все свои сомнения и начать водить хороводы под стройные песнопения закостеневших в своей вере последователей христианства. Такой текст показался бы тебе наиболее естественным, потому что религии уже давно определили для себя и для своих адептов всю шкалу оценок – от самого плохого до самого хорошего. Но извиняться за то, что мои взгляды не совпадают с этой шкалой, я не стану.

Я еду в Гефсиманский сад, прокручивая и восстанавливая в голове все то, что узнал за многие годы своей жизни об этой истории. Я почти медитирую и готовлюсь увидеть Иисуса в полном интерьере его времен. Маленький иудей, в силу многих слабостей неспособный к тяжелому труду, обижаемый в детстве соседскими детьми и пронесший обиду на них через все свои тридцать три года жизни, в последний раз делает переоценку ценностей. Вот, только что, он успокоил своих учеников, кротко помыл им ноги, однако, не сказал главного – не сказал, что уже многие месяцы опасность идет за ним по пятам. Он чувствует слежку, знает об отношении Синедриона к реформистам, знает, что ошибся и выбрал для себя не ту стезю, когда-то казавшуюся ему легкой и безопасной. Примкнув к иудейскому сообществу, выступающему против ортодоксального иудаизма, он пошел дальше всех и объявил себя Машиахом (мессией).

Жизнь в землях Израиля, тяжела. С одной стороны, все усиливающийся ортодоксальный диктат с кучей новомодных запретительных законов, с другой – римская оккупация со своими законами. И каждый шаг в сторону грозит смертью. Это сейчас, мой друг, мы можем позволить себе рефлексию, собственную философию, оправдывающую то или иное явление, и за это никого никуда не заключают и не убивают. А тогда – смерть была естественным наказанием за многие, не такие уж и тяжкие преступления. Только потому, что жизнь одного человека немногого стоила, и приоритетным являлось сохранение всего племени. А ради этого можно было и пожертвовать кем-то, особенно тем, кто пошел против законов. Ведь только жесткие племенные законы и сохраняли иудаизм на плаву.

Внутренне сжимаясь от страха, Иисус почти бежит от своих учеников, намеком дав Иуде разрешение на донос. Он знает, что казнь, все равно, произойдет рано или поздно, но устал ждать. Если говорить современным языком, изнервничался. Он измотан бессонницей, устал пугаться каждого звука. Устал различать в темноте глаза соглядатаев даже там, где их и нет. Психическое здоровье подорвано.

Темный сад встречает его ночной весенней прохладой. Ветер шумит в ветвях олив, долина внизу кажется бездонным черным рвом. И, вспомнив вдруг, что он иудей, Иисус начинает молитву на иврите, обычную молитву, обращенную к богу, которого называют Яхве, и которого сам Иисус объявил своим отцом. Но сейчас это грозный бог Ветхого завета, не по-отечески мстительный и гневный. Во всяком случае в восприятии Иисуса он в этот момент кажется именно таким. К отцу обращаются почтительно, особенно к доброму и мудрому отцу, но здесь Иисус униженно молит пощадить его. Заметьте, не простить, не помочь, а пощадить. Так обращаются к злодею или палачу. Он роняет горькие слезы на камень, возле которого без сил опустился на колени, он готов все изменить – но поздно. Не успел, не смог отказаться вовремя от призрачного величия, от лидерства. И настолько слаб, что даже собственное желание уйти из жизни, он не может реализовать сам, и возлагает его на Иуду, таким образом погубив и его.

- Отче, пронеси эту чашу… пронеси… пронеси…

Но как пронести чашу, которую ты сам по капле наполнял всю жизнь, и теперь она полна так, что любое неловкое движение расплещет вино горечи и раскаяния, и отравит вокруг все живое. «В чаше гнева ярость божья вспенится вином кровавым…» - это будет написано гораздо позже, почти через шесть веков, но образ той чаши, которую так и не пронесли мимо Христа, появится еще во многих христианских сказаниях и легендах, и даже проявится в облике Святого Грааля.

- Я – сын человеческий, - говорил Христос.

Он и был человеком. А каждый человек, прямо или иносказательно, может назвать себя сыном божьим, но не каждый человек величает себя Мессией.

Легенда о Гефсиманском саде всегда будоражила мое воображение, и часто я даже не мог объяснить себе, что же такое я вижу за этим, по сути, плохо переведенным текстом. И только теперь, в этом автобусе я понял, что эта глава - самая человечная и правдивая во всех четырех евангелиях.

… В конце был чей-то сад, надел земельный.
Учеников оставив за стеной,
Он им сказал: «Душа скорбит смертельно,
Побудьте здесь и бодрствуйте со мной».

Он отказался без противоборства,
Как от вещей, полученных взаймы,
От всемогущества и чудотворства,
И был теперь, как смертные, как мы.

Ночная даль теперь казалась краем
Уничтоженья и небытия.
Простор вселенной был необитаем,
И только сад был местом для житья.

И, глядя в эти черные провалы,
Пустые, без начала и конца,
Чтоб эта чаша смерти миновала,
В поту кровавом Он молил Отца.

Смягчив молитвой смертную истому,
Он вышел за ограду. На земле
Ученики, осиленные дремой,
Валялись в придорожном ковыле…

(Борис Пастернак)

3. Базилика Агония

И вот мы ее увидели. Сначала издали. А потом, оставив автобус на стоянке, несколько минут шли по истертым, блестевших как стекло камням тротуара, хватаясь друг за друга, чтобы не поскользнуться. Кстати об этих плитах из иерусалимского камня, покрывающими все пешеходные дорожки, следовало бы сказать отдельно. Их не заменяли пару тысяч лет, и они так отполированы ногами паломников и туристов, что в дождь и вообще не пройдешь. Мне страшно представить, что там творится, когда идет снег. А снег в Иерусалиме бывает каждую зиму. Камни неровные и скользкие, поэтому трудно смотреть по сторонам и одновременно контролировать каждый шаг. Хотя я не думаю, что святость бы нарушилась, если бы по дорожкам прошлись каким-нибудь пескоструйным аппаратом. Люди часто падают, подворачивают ноги, а напряжение, с которым приходится передвигаться под бешеным солнцем изматывает сердце. Но, кому нынче есть дело до чьего-то сердца? Поэтому я потерял из виду тех трех женщин, о которых рассказывал тебе в самом начале. Хотя вскользь, еще в автобусе отметил для себя, возникшее на их лицах выражение жадного нетерпения. Все три были разного возраста и разной масти, но показались мне вдруг сестрами близнецами. Так нарождающийся религиозный экстаз делает одинаковыми все лица. Глаза широко раскрываются и становятся пустыми, словно видят вместо реальности лишь тонкое полупрозрачное полотно, которое вдруг начинает идти дырами и самоуничтожаться. А дальше лишь «мягкий свет», опрокинутое на голову ведро елея и благодать. Я не знаю, какая связь у глаз со ртом, и почему рот тоже широко раскрывается, как только распахиваются глаза, но, наверное, она существует. Рты у них были приоткрыты, обнажая неровные зубы, словно нижняя челюсть вдруг сделалась очень тяжелой. Я только взглянул на них и сразу понял - мы их теряем.

А потом, в борьбе со скользкими камнями, соперничающей с неистребимым желанием узнать что-то для себя новое, я совсем о них забыл. В конце концов, я что же, приехал смотреть на сумасшедших? Да вовсе нет.

Я думаю, что тебе было бы интересно узнать об этой базилике? Она новая, ей еще даже нет ста лет. Слово «базилика» в католицизме имеет много значений, но в данном случае – это такой божественный ангар, построенный как раз над тем самым камнем, возле которого рыдал Иисус. Причем, еще раньше, крестоносцы там строили что-то свое, и новый объект аккурат оказался на старом фундаменте. И это правильно, не таскать же священный камень с места на место? Тем более, что крестоносцы схалтурили, и все развалилось.

Поэтому в 1924 году католики из двенадцати стран скинулись и пригласили Итальянского архитектора Антонио Барлуцци. И хотя здание, которое он построил совсем не похоже на обычную церковь, ее освятили как «Церковь страстей господних». Ответственность за эту базилику взял на себя Орден Францисканцев. Так что теперь - это францисканская церковь римско-католического обряда. То есть, чистейшего из чистейших католических обрядов нашего времени.

У этого строения есть еще два названия – Церковь всех наций, так она имеет двенадцать небольших куполов, ровно столько, сколько было стран жертвователей, видимых только изнутри или с другого ракурса, например, с высоты. Они напоминают нам о добрых католиках из Аргентины, Бельгии, Бразилии, Канады, Чили, Великобритании, Франции, Германии, Италии, Мексики, Испании и США, которые не пожадничали и поставили над священным камнем крышу, дабы ветры, дожди и солнце не разрушили бы его в веках.

И второе название «Базилика Агонии Господней». Это название мне нравится больше всего, особенно, когда слово «господней» не произносится.

Снаружи «Агония» напоминает какой-то театр или клуб. Она выглядит достаточно современно, не пугает разными обрядовыми прибамбасами и словно приглашает войти внутрь. На моей памяти я видел слишком мало таких гостеприимных церквей, если они, конечно, не были музеями. Когда мы подошли, служба еще не началась. Мы вдоволь нагляделись на колонны у входа, мозаику, совершенно не претендующую на какую-то каноничность, на двух маленьких скульптурных оленей на крыше, внимательно рассматривающих простой крест.

Гид Сережа рассказывал, что внутри постоянная ночь, символизирующая ту, другую ночь в Гефсиманском саду. И про все остальное, о чем любопытствующий читатель сможет прочитать где угодно. И ты, мой дорогой друг, можешь сделать то же самое, так что, разреши мне вести тебя причудливыми дорогами моей фантазии и не требуй слишком много справочной информации. «Суха теория, мой друг, а древо жизни вечно зеленеет», - сказал однажды Гете устами Мефистофеля, возможно даже и не осознавая своей правоты, а лишь любуясь неожиданной авторской находкой.

Внутри ничего не было, только два ряда рыжеватых колонн, условно делящих зал на три части, скромный престол и ряд скамей, самых обычных, какие есть во всех католических церквях мира. Естественно, что никаких икон не было, их там не могло быть в принципе, но я, также, не увидел ни одной скульптуры, ни одной картины, словно аскетизм святого Франциска мог оскорбиться подобными излишествами. Единственное украшение - мозаика, покрывающая своды, щедро позолоченная, и, конечно, рассказывающая всю ту историю, о которой я размышлял выше. И ее, на эту мозаику, нужно было суметь разглядеть, потому что внутри базилики, действительно, затаилась глубокая ночь. Она жила там сама по себя, не обращая внимания на то, что было снаружи, светило ли там солнце или луна. Казалось, что создатели базилики просто остановили время, неумолимо стирающее память человечества и превращающее обычные явления во что-то сверхважное, архиважное, и в конце концов священное. Я понял, что на самом деле сумеречный эффект достигался лишь посредством фиолетового-синих витражей, скупо пропускающих свет, и потолка, имитирующего звездное небо, где самый яркий луч, падающий сверху, освещал тот самый камень, покоящийся теперь перед престолом.

Позже на нашем пути встретится немало камней, которые настоятельно рекомендуется почитать. Иудеи, христиане, мусульмане станут наперебой предлагать разнокалиберные камни, священные, в той или иной степени. Но в этой современной церкви, меня посетило странное чувство, немного похожее на озарение. Само название «Агония» прижилось больше, чем все остальные пышные и длинные эпитеты в честь новорожденного храма. Агония – всегда некоторая переоценка, грань, которую каждый человек должен перейти, оставив позади все мелочи, обиды, проступки, дурные мысли и прочее. Агония – сопротивление смерти и последние попытки удержаться в мире живых. Это воистину смертельная борьба, в которой чаще всего проигрываешь. А дальше – лишь покой и камень, камень и покой. Вот этот камень, словно в насмешку выставленный, как предел любых ожиданий, камень из-за которого даже не сразу видно убранство базилики, для многих оказывается источником благодати, хотя никто не знает, откуда он на самом деле здесь взялся. И вообще, тот ли это камень, который нужен… Камни здесь все одинаковые. И почему святость одного выше святости другого – понять трудно. И это агония, полный крах человеческой веры в необъяснимое, ибо, ну, что здесь объяснять, когда в конце пути ты находишь лишь булыжник, вокруг которого ведут хороводы жрецы и послушная им паства. Агония Христа и всего христианства вместе с ним. Я не знаю, кто дизайнер этой базилики, но он - гениален.

Почти у самого выхода в стене прорезана ниша, освещенная обычной электрической лампочкой. На протяжении всего нашего пребывания в базилике, в нише сидел исповедник при всех регалиях. Желающий немедленно исповедоваться не нашлось, но он, исполняя ритуал с места не двигался. Перед ним стоял металлический стул с мягким сидением, совсем такой, какие обычно стоят в любой поликлинике. Хотя, в последнее время стулья в поликлиниках стали намного красивее и комфортнее. Словом – самый обычный стул, совершенно не вызывающий никаких религиозных ассоциаций.

Лицо священника тоже не было ничем «озарено», кроме лампы, и скучающее выражение его лица не вызывало священного трепета. Меня только удивило, что исповедальня не отделена от общего зала, но, может быть, ее в этот момент реставрировали?

Ты, конечно, помнишь ту даму, которую я специально для тебя назвал Еленой? Да-да, ту самую в синем костюме в крапинку? Некоторое время она ходила по залу, спокойно рассматривая все, как и остальные. Никаких паломнических выпадов она не предпринимала, пока, наконец, не добрела до пресловутого камня. Впрочем, и возле него она повела себя прилично. Кончиками пальцев слегка пощупала поверхность, поднесла к носу, зачем-то понюхала. Обошла вокруг, на ее лице читалось сомнение – артефакт вроде бы считался всеобщим христианским, но вот католическое происхождение храма смущало ее православную душу. Она никак не могла для себя решить – впитывать ли эту благодать или немного подождать и напиться из истинного источника. Конечно, решение она приняла не в пользу базилики и возмущенно сказала подруге:

- Это не наше! Ты знаешь, что сюда даже не впускают православных? Они проводят службы на улице перед переносными алтарями. Представь, к нашей русской святыне католики нас и не подпускают. Это безобразие!

С негодованием оглянувшись на гефсиманский камень, она быстрыми шагами пошла к выходу, но сослепу перепутала главный вход и освещенную каморку исповедника. С грохотов свернув стул, застыла как вкопанная, глядя на бритые щеки священника и его белый воротничок. Мы все с интересом наблюдали, что будет дальше. Но, к сожалению, представление окончилось так же быстро, как и началось. Не обнаружив перед собой ни привычного пуза, обтянутого рясой, ни лохматой бороды с застрявшими в ней крошками, ни даже грязной руки, к которой следовало бы приложиться, Елена лишь фыркнула, споткнулась, чудом удержавшись в вертикальном положении, и, запахнув на груди огромный платок, выбежала из базилики. Ее дебют был еще впереди. Хочу тебе сказать, что многие из нашей группы выносили на лицах некоторое разочарование.

А я? Наверное, я был бы счастлив жить рядом с этой базиликой, приходить сюда не в толпе суетливых туристов, а в полном одиночестве. Слушать орган, играющий перед службой для разогрева, слушать тихие латинские формулы, едва слышно слетающие с губ священника, слушать себя и свой разум, плетущий в полумраке кружева затаенных мыслей. Да, я желал бы отдыхать здесь от суеты и шума. И это лучшее, что довелось мне увидеть в эту поездку.

4. Гробы оптом и в розницу

А не поговорить ли нам о деве Марии, матери Христа? Первые христиане ее не обожествляли, им в голову не приходило придавать какую-то святость божьему инкубатору. Но однажды, когда церковь Петра уже слегка оформилась, как религиозный институт, назрел вопрос о нехватке святых. Вот ты думаешь, что единобожие – оно суть поклонение единому богу? И я прежде так думал, но потом узнал, что иудеи обращаются к своему единому богу во множественном числе, и это отнюдь не дань уважения. Ранний иудаизм – детище двух еврейских пленений, вавилонского и египетского. До сих пор бога Яхве называют Бааль (искаженное Ваал), что означает господин, господи. А египетский культ бога Атона, созданный фараоном Эхнатоном (Аменхотепом четвертым) приходится аккурат на время вывода Моисеем евреев из Египта. Я, конечно, могу опираться только на Ветхий завет или Тору, потому что до сего времени никаких археологических данных по этому вопросу не обнаружено. Но факт, первое единобожие возникло в Египте, Амон-Ра или Атон-Ра, (что по сути одно и то же, но в разных философских системах) на время сделался главным в пантеоне, хотя его возвышение отнюдь не означало исчезновения всех остальных. Так они и существовали рядышком, и никто никому не мешал. Немного раньше три ведийских бога объединились в Тривикраму, что явилось предтечей Тримурти. То есть, идеи слияния и укрупнения божеств просто витали в воздухе. Но многобожия, все-таки, никто не отменял.

Иудаизм имеет – верховного бога Яхве, помазанника Моисея и целую кучу пророков, праотцов и праматерей. Молодой религии тоже требовались какие-то персонажи для разнообразия. И вот во втором веке новой эры, по заказу Папы римского, предположительно Пия 1, начинает формироваться культ девы Марии, то есть писатели того времени начинают дружно сочинять ее биографию, благочестивые подвиги, чудеса. И, наконец, к концу четвертого века появляется апокриф «Сказание об успении Марии». Если ты думаешь, что это слишком долгий срок, так я тебя утешу – самое древнее Евангелие от Иоанна написано через сто лет после смерти Христа, а самое свежее от Марка – через триста. То ли апостолы так долго жили, то ли они вообще здесь не при чем. Реальный вклад, гипотетически, внес только Петр (Симон или Шимон), привезший культ Христа в Рим. Хотя, меня терзают смутные сомнения, что и его заслуги были придуманы лишь триста лет спустя после вышеозначенных событий.

Я, конечно, не богослов и могу только догадываться об истинах причинах того или иного явления в христианстве, но как обычный разумный человек, я умею сопоставлять факты и анализировать их.

О месте захоронения Марии существует две версии. Первая рассказывает нам о том говорит о том, что мать Христа захоронили вместе с ее родителями – Анной и Иоакимом, и мужем - Иосифом. Второй вариант, принципиально отличается от первого, нам сообщают, что ее хоронили апостолы «в новом гробу», то есть в специально отстроенном для ее личного захоронения месте. Не спорю, вторая версия очень благочестивая. Но и явно более поздняя. Поэтому в Иерусалиме гробниц Марии – две. Только прошу тебя не забывать, что даже существование Иисуса до сих пор никак не доказано, что уж говорить о его матери и других родственниках? Поэтому, отдадимся на волю пап и патриархов христианского Рима, придумавших что-то для укрепления собственного престола, потому что в истории с Богородицей, я реально теряю почву под ногами и никак не могу верить в то, во что поверить невозможно, исходя хотя бы уже из того, что генетический анализ останков тогда не существовал. И как, в истлевших за четыре столетия костях, можно было узнать мать Иисуса – я не понимаю. Кстати, нашумевший пояс Богородицы из той же бочки. По преданию, когда вскрыли грот с захоронениями этих четырех достойных людей, то обнаружили в нем «пелена» и дамский пояс. О том, что это захоронение могло принадлежать любой другой иудейской семье, никто как-то не задумался. А ведь по сути, это был древний семейный склеп с похороненными там известными и уважаемыми людьми своего времени. Чего точно нельзя сказать о семье Христа, которая в Иерусалиме не проживала.

Но, как бы там все ни происходило, но нас ведут в первую гробницу Марии, которая нынче находится в собственности Иерусалимского греко-православного патриархата, также ее может использовать Григорианская церковь, чей флаг святого Акопа развевается снаружи, также к богослужениям допущены Сирийская и Коптская церкви и мусульмане, которые являются сейчас церковной гвардией, охраняющей, как сами объекты, так и священнослужителей.

Название «православная» - не совсем верно. Это просто не очень точный перевод на русский язык, с оттенком презрения и даже иногда отвращения к католической церкви. На самом деле, все, так называемые, православные церкви являются детищем Византии и ее патриархов. При расколе, римская церковь стала называть себя католической, что означает «вселенская», а восточная византийская взяла для себя название кафолическая, что означает «вселенская», только с греческим акцентом, где звук «т» произносится как «th». Кстати, именно, из-за особенностей греческого языка мы и получили искаженные названия географических мест и имен, потому что в греческом к тому же еще, нет звука «ш», и все «ш» были заменены на «с».

Церковь это вырублена в скале и располагается над тем самым гротом с костями, о котором я говорил выше. В небольшой храм нужно спускаться по ступенькам. И чем ниже мы спускались, тем большее неприятие я испытывал. Понятно, что хоромы в скале не вырубишь. Но низкие серые потолки, изрытые плесенью и, наверное, для украшения, увешанные кучей разнокалиберных лампад, воздуха точно не прибавляли. Приделы, больше похожие на катакомбы, являли взору неожиданные вещи. В темном углу можно было обнаружить чайник, какие-то доски, мусор. Церковь напоминала вокзал, который сколько ни убирай, чище не станет. Все иконы казались захватанными, залипшими, понятно - если тысячи губ мусолят поверхность, если тысячи рук ежесекундно щупают ее, то как она может выглядеть?

Зато, прямо на пути следования в кувуклию, собственно, в склеп мы увидели стол, заваленный товаром. Возле него стоял, тоскующий в ожидании покупателей, монах, с таким видом, словно торговля в храме обычное дело, и никогда, почитаемый ими Иисус, торгашей из храма не прогонял. Пожалуй, с этого момента я начну рассказывать совсем другую повесть – повесть о человеческой жадности, которая не знает пределов.

В кувуклию я не полез, потому что идти там нужно, согнувшись, практически ползти, полируя собственным пузом древнюю пещеру. Да и что там было искать? «Пусть мертвое прошлое хоронит своих мертвецов». Только одна мысль царапнула меня при виде этого нескончаемого потока верующих, а чьему праху, чьим костям не дают упокоиться с миром все эти толпы любопытных паломников? Кто на самом деле оказался жертвой грандиозного обмана, прошедшего через века и продолжающегося до наших дней?

Но кое-что интересное и мне удалось увидеть. «Христова невеста», шныряющая по приделам подобно любопытной крысе, вдруг обнаружила какой-то каменный столик с изображением головы мертвого Христа в терновом венце. Изображение известное, тысячу раз растиражированное по местным лавкам, как в скульптурном, так и в нарисованном виде. Обрадовавшись, что вокруг никого нет, она прильнула к простой рамке, в какие вставляют обычно семейные фото, но никак не иконы, и взвывая, принялась оцеловывать холодное стекло, крестясь так размашисто, что никто бы и близко к ней подойти не сумел. Она щепотью ударяла себя в лоб, потом в причинное место, а потом делала размах по плечам такой ширины, словно это крестился сам Голиаф. Григорианский монах, поставленный здесь, чтобы следить за порядком сначала немного оторопел, а потом принялся что-то разъяснять, но, к сожалению, туристы из нашей группы понимали только русскую речь. Потом все, конечно, разъяснилось. Изображение Христа оказалось вышивкой, подаренной одной из прихожанок. Оно не было освящено, не являлось предметом культа, а просто было выставлено, как в Лурде выставляют костыли излечившихся. Икона же, которую намеревалась обцеловать наша «христова невеста» находится совсем в другой стороне и называется она «Божья матерь Иерусалимская». Как можно было спутать матерь с ее сыном – ума не приложу.

Но, надо сказать честно, после посещения этого храма благодати на лицах туристов значительно прибавилось. И мы уже были готовы тронуться в путь, как оказалось, что Елены с нами нет. На звонки она не отвечала, и тут вспомнили, что какой-то женщине стало плохо и подруга ее куда-то увела. Тут все осознали, что, и вправду, двух туристок нет. Пара добрых самаритян решила вернуться обратно и поискать пропавших. Но тогда мы совсем выбились бы из графика, поэтому было решено, через пять минут трогаться без них.

И тут мы их увидели на дороге. Елена пятилась, неистово крестясь. А подруга поддерживала ее за локоток и что-то довольно грозно выговаривала. Не подскажешь, чем заканчивается хождение спиной по истертым иерусалимским камням? Правильно, падением. Елена рухнула, словно маленький, синий в крапинку метеорит, а подруга лишь инстинктивно ухватила ее за руку, за ту самую, которой положено креститься. Последовала короткая борьба, в которой вера победила осторожность. Сидя на земле с отшибленным задом, в сползшем на плечи платке, растрепанная и потная, Елена все продолжала креститься, и я не знаю, сколько времени все это могло бы продолжаться. Наверное, вечность. Поэтому, когда она, хромая, влезла, наконец, в автобус, все только вздохнули с облегчением и даже не стали укорять. Хотя и по разным причинам. Одни боялись расплескать благодать, а другие – совсем испортить наше путешествие.

Ночь тиха. По тверди зыбкой
Звезды южные дрожат.
Очи Матери с улыбкой
В ясли тихие глядят.

Ни ушей, ни взоров лишних,
Вот пропели петухи,
И за ангелами в вышних
Славят Бога пастухи.

Ясли тихо светят взору,
Озарен Марии лик.
Звездный хор к иному хору
Слухом трепетным приник,

И над Ним горит высоко
Та звезда далеких стран:
С ней несут цари Востока
Злато, смирну и ладан.

(А.Фет)

5. «Не наш» гроб

Следующий гроб принадлежал библейскому царю Давиду. Расскажу все тебе честно, а ты знаешь, что врать я, все равно, не умею и являюсь носителем «синдрома Пиноккио», который, как специально для меня, придумали южнокорейские кинематографисты. История с гробом царя Давида и горницей Тайной вечери, находящейся этажом выше вызывает у меня когнитивный диссонанс. Это смешно, потому что никакого диссонанса больше ни у кого не возникает, все уверены, что строение это правильное и рассказ гида исторически достоверен. Хорошо, молчу-молчу…, но молчать не стану!

И начнем с самой малой недостоверности на сегодняшний день – никому до сих пор не известно, где в реальности похоронен царь. Может быть даже в Кедронской долине, где когда-то были масличные сады, может и еще где-то. называют даже Вифлеем. Конечно, все это близко – километром больше, километром меньше – роли для святости не играют, а царь Давид похоронен (по идее) где-то в этом районе. Церковники определили для него гору Сион. Хотя мне не понятно, какое отношение к иудейскому царю имеют всяческие христиане, мусульмане и разные прочие шведы. Но домики надстраивали над предполагаемой могилой царя Давида именно они, а не иудеи.

Сровняв с землей иудейское строение, скорее всего скромное и непритязательное, Византия отгрохала на старом фундаменте пышный храм еще в четвертом веке, в том самом веке, когда для христианства «все и завертелось». Но пришли персы и, не оценив варварской византийской роскоши, разрушили все, что смогли. Явившиеся крестоносцы снова восстановили церковь. И она простояла почти десять веков. В четырнадцатом веке явились нищенствующие францисканцы и переделали все по своему вкусу. А в шестнадцатом веке, одичавшие на укрепившемся исламе, турки создали на этом месте мечеть Дауда, попросту присвоив себе чужого царя. И до самого создания Государства Израиль, до 1948 года здесь была мечеть. Так что, даже если могила фальшивая, она уже несколько тысячелетий является местом поклонения всех, кому только не лень ей поклоняться.

Но нас интересует нулевой год нашей эры, а совсем не то, что было накручено позже. Да, тот самый год, когда царь Давид уже тысячу лет как был мертв, ни ислама, ни христианства еще не существовало, а существовали только иудеи на своей иудейской земле и со своими иудейскими разборками.

Итак, предположим, что могила Давида, действительно, находилась на этом самом месте, потому что для дальнейшего анализа нам понадобится хоть одна отправная точка. Не потому, что это имеет принципиальное значение для данного объекта. Нет, принципиальное значение в данном случае для нас имеет совершенно другой объект, находящийся этажом выше и именуемый «Горница Тайной вечери». Наиболее совестливые гиды разъясняют туристам, что готическое строение над могилой не является той самой горницей, в которой проходила последняя субботняя трапеза Христа. Что мол, перестроили крестоносцы, для которых ничего святого не существовало, в двенадцатом веке, а вот до того…. Словом, это то самое место, где все и произошло.

- Позвольте усомниться, - скажу я.

А потом, не спрашивая ничьего позволения приглашу порассуждать на эту тему и тебя, мой друг, и любого, кому интересны такие разговоры.

Идет нулевой год нашей эры. Еще никому не приходит в голову отсчитывать время от «рождества Христова», потому что тогда этот год оказался бы тридцать третьим, но культ еще не рожден. Мы условились, что существует вот такая могила Царя Давида на горе Сион, оформленная в иудейских традициях, а потому не имеющая никаких украшений, кроме скромной облицовки иерусалимским камнем. Как она могла выглядеть, если хоронили в то время в пещерах и расщелинах камней, заваливая вход? Что придумал и не я совсем, а написано даже во всех евангелиях. Конечно, иудейский царь, создавший Старый Иерусалим таким, каким мы его знаем теперь, заслуживал отдельной комфортабельной и красивой гробницы. Но в любом случае, следуя традиции и архитектуре своего времени гробница могла бы имитировать ту же самую пещеру, но с более правильными геометрическими формами. А самое главное, что ни одному правоверному еврею не пришло бы в голову сооружать над чьей-то могилой жилую комнату, надстраивая второй этаж. Не принято здесь жить на кладбищах, есть на кладбищах и вообще проводить свой досуг.

Но я не буду спорить по таким мелочам и условно соглашусь, что да – построили. Наверное, какие-нибудь коэны желали молиться не в храме, а над прахом царя.

Святыню, естественно, охраняют, сберегают, реставрируют и она является собственностью Синедриона. А больше никому не интересна и особо не нужна. И вот, представьте себе, что человек, бунтующий против ортодоксального иудаизма, находящийся на заметке у спецслужб того времени, преследуемый за крамольные речи еще и оккупационными римскими властями, то есть двойной политический преступник, совершенно спокойно и беспрепятственно поднимается в служебное помещение одного из самых священных и почитаемых объектов Иерусалима в компании двенадцати подозрительных бродяг для того, чтобы поесть. О том, что возле таких объектов многие иудеи в это время возносили шаббатние молитвы, мы умолчим, чтобы уж совсем не унижать доверчивых христиан. Мы допустим, что они прошли незамеченными.

А теперь перечитайте всю эту главу заново и с самого начала. Сколько неувязок во всей этой истории мы сейчас заметили, не углубляясь в религиозные тонкости?

Мы выслушали «честную» и убедительную скороговорку гида, стоя в тесном дворике плечом к плечу, и направились в нижнее помещение церкви-мечети, чтобы отдать дань памяти легендарному Давиду. Прямо по курсу оказался огромный туалет, кокетливо вмонтированный в старину и прикрытый ярко голубой металлической ширмой. Вправо нас не пустили, хотя и там был какой-то длинный коридор, поэтому мы отправились влево. На нашем пути стоял ортодокс, отделяющий овец от козлищ – мужчины шли в один вход, женщины в другой. Мужчинам предлагалось надеть кипы, которые в избытке лежали в какой-то мисочке, а женщины должны были накинуть одеяния с дыркой для головы, какие обычно бывают в парикмахерских. Для чего это делалось? Кротчайший царь Давид уничтожал людей пачками, в истории Израиля не было более кровавого и беспощадного царя. Поэтому все мужчины, даже и не иудеи, не должны были оскорбить этого благочестивого человека непокрытыми головами. Женщины в свою очередь, могли бы оскорбить трехтысячелетний прах голыми плечами, потому что высоконравственный царь в свое время имел неисчислимое количестве жен и любовниц, поэтому клочок голой плоти мог бы его смертельно оскорбить, если бы он, конечно, к этому времени уже не был бы мертвым. Вот так и бывает, что человек с отвратительным характером и полным отсутствием морали превращается в благочестивый фетиш, стоит ему только помереть.

Кипу я надевать не стал и к надгробию не пошел. Тем более, что я и так знал, что там увижу, а тюбетейки и прочие знаки религиозной принадлежности мне как-то не хотелось на себя пялить. Вообще лишь единицы из группы туда отправились, потому что гроб был не их и благодать оттуда не сочилась.

Потом, вернувшись во дворик, все дружно отправились на второй этаж, чтобы внимательно осмотреть пустую готическую залу непонятного назначения и поверить на слово, что, именно на этом месте Иисус возлежал со своими учениками, поедая опресноки. Вместе с нами поднялись несколько молодых людей из Африки, наряженных царями валтасарами. Валтасар, конечно был один, но единственный чернокожий среди волхвов, поэтому им не хватило персонажей. Все три валтасара были в золотых коронах и шелковых красных плащах. Культ Вуду вообще подразумевает молитву в облике объекта, к которому обращаешься. Конечно, еще лучше съесть кусок объекта или что-то над ним сотворить. Но на нет, и суда нет. Вообще, какую бы религию не тащили миссионеры в Африку, она, в конце концов, трансформируется в Вуду. Только Ислам оказался чуточку в тему местных верований и так возникла организация Боко Харам.

В пустом зале с готическими сводами, который и язык бы не повернулся назвать «горницей», мы обнаружили некое золоченое деревце, символизирующее «дары плодоносной земли», очередной камень «со времен Иисуса». Ну что сказать – почти все камни земли гораздо старше и Иисуса, и Давида, поэтому их всех можно назвать «очевидцами» того или иного события в зависимости от географического расположения. Еще там в углу под потолком висел центральный михраб с куполом и табличка с арабской вязью, скромные остатки турецкой мечети. Но это даже хорошо, что михраб не выломали в стене, а просто пристроили.

«Где имение, а где вода!?» - воскликнешь ты, и будешь абсолютно прав. Никаких признаков Тайной вечери проявлено не было. Ну так и бог же – не проявляемое никак существо. А следовательно - и его присутствие, и присутствие его гипотетического сына, и всеобщей благодати можно усмотреть, в чем угодно. Даже в поздней пристройке двенадцатого века.

Прямо напротив гробницы, в точно таком же старинном здании притулился музей холокоста, но нас туда не отвели. Хотя и время позволяло, и желание такое было. Во всяком случае, у меня. Причину такой избирательной экскурсии я понял потом, и тогда мне стал понятен и извиняющийся тон экскурсовода, и желание замазать какие-то события, словно их никогда и не было и выпятить что-то не достойное внимания, то, о чем можно было бы и вовсе не говорить.

Обо всем этом, мой друг, я расскажу тебе в следующей главе.

Угасает мирно царь,
Ибо знает: впредь, как встарь,
Самовластье на престоле
Будет чернь держать в неволе.

Раб, как лошадь или бык,
К вечной упряжи привык,
И сломает шею мигом
Не смирившийся под игом.

Соломону царь Давид,
Умирая, говорит:
«Кстати, вспомни, для начала,
Иоава, генерала;

Этот храбрый генерал
Много лет мне докучал,
Но, ни разу злого гада
Не пощупал я, как надо.

Ты, мой милый сын, умен,
Веришь в бога и силен,
И свое святое право
Уничтожить Иоава».

(Г.Гейне)

6. «Наш» ресторан и «наш» базар

Давай немного отдохнем от дел божественных и перейдем к делам мирским. Клянусь, что все, о чем я расскажу сегодня, будет сугубо светским, современным и понятным. Вот, например, простая истина – люди иногда едят. И туристы тоже не исключение. Хотя этот процесс можно провести по-разному. Можно пообедать как обычный человек, а можно как турист.

Обычный человек, находясь вдали от дома может зайти в любое кафе и купить там чашечку кофе и сэндвич, шекелей, примерно за пятнадцать. Сэнвич делается из булочки в половину длинного французского батона, и наполняется большим количеством колбасы, либо туны или даже яичницей из двух яиц. Все это переложено листками салата, помидорами, смазано майонезом или горчицей. О случаях отравления подобной едой я никогда не слышал, и кошерность соблюдена на сто процентов. Существует еще шварма, которая хоть и стоит подороже, но делается из настоящего мяса, засовывается внутрь питы, а все приправы, салаты, картофельные чипсы являются лишь приложением, которое можно брать сколько душе угодно. Считается, что все дополнения идут в подарок. Сейчас шварма стоит в разных районах страны от двадцати до двадцати восьми шекелей и может немного варьироваться в размерах. Обычный человек, не имеющий на счету миллионов, не умрет с голоду в Израиле.

И, конечно, же я никогда не задумывался о том, что «турист», в том понимании, какое в это слово вкладывают русские турфирмы, на самом деле существо настолько беспомощное, слепое и глухое, что принимать пищу он может только из разрешенных туром источников. Я не знаю, как фирмы поступают с гражданами других государств, но граждане России и всех русскоязычных стран, православного (непременно) исповедания, в этом смысле оказываются наиболее беспомощными. Я видел вокруг людей, которым, возможно, пришлось долгие годы собирать деньги на поездку в Израиль. Некоторые за границей-то впервые оказались. Зуб даю, что, сидя в своей гостинице они даже боялись выходить на улицу поодиночке и поэтому купили тур в Иерусалим из рук «соотечественников», опасаясь, как видно, обмана или просто испытывая страх перед общением на чужом языке.

Жаль, что все это я понял только тогда, когда услышал раздающийся из ворот монастыря святого Элиаса, громкий крик:

- Русо туристо облико морале!»

На парапете был разложен товар – бейсболки, майки, магниты, еще какое-то барахло – выставка-продажа растянулась метров на десять, в возле всего этого богатства кружил толстый араб в партикулярном платье – в вытянутых джинсах, готовых вот-вот свалиться с объемного зада, и короткой футболке, открывающей волосатое пузо. Он был весь обвешан бусами, четками, куфиями (!), в руках сжимал с полсотни упаковок с магнитами и сам представлял из себя передвижную лавку.

- Русо туристо облико морале! – немузыкально вопил он, и добавлял, - магниты десьять!

Залитый солнцем двор, крики арабского монополиста, прибывающие группы все тех же русских туристов перечеркивали все наши надежды на «тихий островок отдыха», обещанный гидом Сережей. Тот же Сережа постоянно уговаривал нас не покупать ничего и нигде, потому что нас будут кормить «комплексными обедами» в монастыре.

- Все-все для вас приготовлено, - утверждал он, складывая губы куриной гузкой. – Вам не о чем беспокоиться.

Конечно, особо никто не беспокоился, у многих в руках были миниатюрные переносные холодильники, в которых нежно сохранялись бутерброды и бутылки с водой.

- А те, кто взял еду с собой, - добавлял Сережа, не очень дружелюбно косясь на «завтраки туриста», скрытые пока от любопытных глаз, - тем будет предоставлено место, где вы в прохладе и тишине сможете съесть все, что привезли.

Чем знаменит греческий православный монастырь святого Элиаса я не могу сказать – не знаю. Наверное, рестораном. Да-да, прямо перед вами - монастырь над действующей церковью, а сбоку к этому же строению прилепился, не уступающий в размерах храму, ресторан с громким названием «Ресторан Святого Элиаса», а попросту Ильи. Во всяком случае, во дворе этого богоугодного заведения мы получили лишь одну лекцию – о комплексных обедах и их стоимости.

Комплексным обедом оказалась шварма, а для вегетерианцев – фалафель, шарики из гороха. Порции стоили шестьдесят пять и сорок пять шекелей соответственно. Причем плата взималась и за гарнир, и за салаты. И словно в довершение ко всему крохоборству, свойственному божьим людям, все это подавалось на тарелке, а питы, порезанные на четвертушки, лежали в отдельной корзиночке. Посреди зала стояло множество длинных столов, каждый на шесть мест. Все они были пусты. Туристы, вознеся молитву благодарности собственной догадливости, уселись, извлекли запасы и прикупили у монахов лишь соки и воды. Но разве эти святые души знали истинное лицо служителя культа? Выбежал монах в юбке и изгнал странствующих и путешествующих во двор под палящее солнце, где скромно притулились три каменных столика и несколько скамей. В результате всего гид Сережа в скорбном одиночестве отобедал комплексным обедом по-монашески и совесть его не замучила. Да о какой совести вообще может идти речь, если ушлые «бывшие соотечественники», специально морят голодом наивных российских туристов, не разрешая им ничего покупать по дороге, чтобы потом позволить жадным попам их ободрать по полной.

Да, что там измученные жарой и уставшие люди, выгнанные из помещения? Во дворе толпились худые и ободранные кошки. Я во всем Израиле не видел таких худых кошек, как во дворе этого монастыря. В Израиле кошек кормит государство, да и вообще находятся кучи желающих выделить для животных что-то со своего стола. Владельцы продуктовых магазинов кормят кошек, а вот жлобы от православного ресторана даже отходами не делятся с животными. Спросите почему? Товарищи спасают собственные души, а все другие проблемы их не касаются. Стаю кошек накормили туристы, сэкономив таким образом еще пару шекелей для монастыря.

Истинно русский тур радовал меня все больше. А ведь я мог поехать в любой другой тур на любом другом языке, потому что все равно не услышал ничего того, о чем бы не знал до сих пор.

Правда и здесь случилась для меня нечаянная радость, а именно, дебют Александры, о которой ты, мой дорогой друг, наверное, уже забыл. Эта уважаемая особа, слопав чуть ли не на земле свой скудный обед, вдруг ощутила прилив невиданной благодати, смешанной как видно с благодарностью за то, что монахи хотя бы не отобрали ее бутерброды. Она рухнула на колени перед рестораном и принялась биться лбом о плиты мощеного дворика. До чего здоровые колени у верующих, в таком возрасте проделывать подобные акробатические этюды должно быть сложно. Хотя, кто знает, какие эффекты достигаются длительными тренировками. Про лбы я не спрашиваю, меня не волнует состояние их мозгов после пятнадцатиминутного бития головой о твердую поверхность. Плохое это состояние, но человек, пользующийся мозгами по назначению и не станет так себя вести, хотя бы из страха что-то повредить и стать дураком.

Не знаю какого просветления она достигла своими действиями, но вскоре в изнеможении распласталась и застыла. Издали ее можно было бы принять за довольно толстый розовый поролоновый коврик.

Уже потом в автобусе я заметил на ее просветленном лбу пару здоровых кровавых ссадин. Если она приносила кровавую жертву взамен каких-то выпрашиваемых благ, то вряд ли ее молитвы дошли до арабского повара, делавшего фалафель.

В автобусе Сережа снова завел свою пластинку:

- Через десять минут мы будем в Старом городе, - сообщил он. – Прежде, чем отправиться в храм Гроба Господня, мы пройдем по рынку. Я не советую покупать там, чтобы то ни было, потому что мы в обязательном порядке посетим специальную лавку, в которой вы сможете купить и свечи, и сувениры. А те женщины, которые забыли взять из дома платки, смогут купить их у арабов, рядом с храмом.

Набравшись горького опыта в специальном «месте, где можно пообедать», туристы начали роптать. А я твердо решил для себя, что как только мы доберемся до означенной лавки, я уведу всех оттуда, потому что могу договориться на иврите с любым продавцом и специальное место мне для этого не надобно.

Я мог бы, конечно, и не делиться с тобой своими мыслями, ведь ты прекрасно знаешь, что для меня нет ничего слаще, чем обмануть ожидания жулика и разрушить все его планы. Поэтому ничего другого ты от меня ожидать бы не мог. «Я тот, чей взор надежду губит, едва надежда расцветет. Я тот, кого никто не любит…», а особенно не любит тот, кто существует за счет использования чужого неведения и слабостей.

Старый Иерусалим состоит всего из двух вещей – торговли сувенирами и торговли иллюзиями. И главная иллюзия этого святого города храм Гроба Господня. Ну, нам с тобой не привыкать к торговле гробами, потому что все религии живут за счет мертвечины. И ничего в этом нового нет, и нет на Земле человека, имеющего настолько свежий взгляд, чтобы ужаснуться этому противоестественному поклонению смерти, этим античеловеческим культам, этим ненавистническим текстам священных книг. Мы можем только грустно констатировать существующее положение вещей, но острого всплеска неприятия уже не испытываем. Религии столько тысячелетий внушают ценность смерти всему человечеству, что природный инстинкт самосохранения скоро совсем самоустранится.

И мы гуськом пошли по узкой базарной улочке, утопающей с обеих сторон в таком количестве товара, что покупки можно было совершать, даже не сходя с дорожки, а только попеременно протягивать то правую, то левую руку с деньгами, по ходу выхватывая нужный предмет. Но послушные граждане этого не делали. Они покорно шли за Сережей, опустив головы вниз, чтобы не споткнуться, а он бежал так, что даже просто задержаться не было возможности. К тому же через каждый метр дорожки появлялась ступенька, ведущая вниз, а ломать ноги никто не хотел. Наконец, он привел нас к обширному ангару с вывеской на русском языке «Базар Виктор». И мы туда вошли. Сначала я даже не понял, в чем подвох, вроде бы цены были точно такими, как и везде. А потом… Всего лишь маленькая деталь, а как она меняет все вокруг. Цифры были такими же, но в долларах. Беззастенчивый Виктор накрывал бывших соотечественников точно по курсу, почти в четыре раза. Пока одногруппники с растерянным видом вертели в руках какие-то расписные тарелки по триста долларов за штуку, я сбегал до соседней лавки и купил плюшевого верблюда с вышивкой «Иерусалим». Вернулся и понял, что ничего не изменилось – та же растерянность в пустом зале и никого у кассы. Потрясая верблюдом, бубенчики на сбруе которого мелодично звенели, привлекая внимание окружающих, я довольно громко сказал, что вот, собираюсь купить четки тут неподалеку. Не желает ли кто-то прогуляться вместе со мной и мы решим все вопросы.

Они пошли за мной. Не знаю, сколько их было, но периодически кто-то касался моего плеча и говорил:

- Спросите, сколько это стоит.

Я спрашивал и шел дальше. Чаще всего оказывалось, что продавец умеет торговаться по-русски. И группа постепенно размазалась по лавкам тонким слоем.

А я заглянул в один, довольно крупный магазин с двумя входами, чтобы выбрать себе четки. Купить я желал только розарий, и больше меня ничего не интересовало. Но, как назло, в огромных связках находилось все, что угодно, но только не то, что я искал. Больше всего было четок с двенадцатиглавым византийским крестом. Но для разнообразия можно было обнаружить и что-то с полумесяцем или с англиканским крестом, например. А розарий все не попадался.

Я подошел к продавцу, за его спиной тоже были видны огромные связки четок, но подороже.

На мою просьбу найти католический розарий, я получил неожиданный ответ на русском языке:

- Четки все католические, других не существует.

Наверное, я бы мог спорить, что-то доказывать, показывать и изображать на коврике, но сил моих уже не было бороться с этим повсеместным желанием заработать любыми путями. Ему, конечно, было все равно, что и кому продавать, он вообще в этом не разбирался. И желал навязать все, что только под руку подвернется.

Но я уже увидел искомый предмет. И просто сказал ему:

- Вы пока это для меня отцепите, а я достаю деньги. Сколько надо?

- Тридцать, - ответил он и как-то озадаченно на меня посмотрел.

- Что-то не так? – удивился я.

- Русские туристы это не покупают, - ответил он. – Монашки берут бывает. Это же «профессиональные четки»!

«Профессиональный» розарий оказался чудесным. Крупные черные зерна на золотистой шелковой нити. Массивный классический крест с распятием. Я, конечно, не профессионал, и даже не верующий, но мне всегда хотелось иметь четки, похожие на четки святого Доминика и Лурдской богоматери. Не веры ради, а ради любви к литературе, а, если быть точнее, то к малоизвестному роману Золя «Лурд». Если бы я только знал, что, лишь взяв в руки эти четки, я сразу же открою портал в тот самый, столь любимый мною роман, и воочию увижу все то, о чем там написано. Правда с другими декорациями.

«45 И, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих, 46 говоря им: написано: дом Мой есть дом молитвы, а вы сделали его вертепом разбойников. 47 И учил каждый день в храме. Первосвященники же и книжники и старейшины народа искали погубить Его, 48 и не находили, что бы сделать с Ним; потому что весь народ неотступно слушал Его».

(Лука.19:45-48)

7. Как воскресить Лазаря (интерлюдия)

Ты знаешь, что туристы люди любопытные и часто задают гидам вопросы, выбивающиеся из плана экскурсии. Как мне удалось выяснить, одним, из наиболее часто возникающих вопросов, является этот: «Где дом, в котором Иисус жил в Иерусалиме?» И обычно следует ответ:

- Иисус в Иерусалиме никогда не жил, а приезжая, останавливался в деревне в доме друзей. Название деревни в ранних евангелиях не указывается, чему есть много причин, а члены семьи названы лишь по именам – Лазарь, Мария и Марта (Марфа). По евангельской версии все трое являются единокровными братом и сестрами. И все трое примерно одного возраста. Хотя, анализируя некоторые тексты, я пришел к выводу, что Марта была самой старшей, Мария помладше, а Лазарь вообще самым молодым. И был он, уж точно, младше Христа.

В обществе, сироты позиционировали себя иудеями, а в тайне являлись последователями иудео-христианской секты. Тут мне, наверное, следует отклониться и помочь тебе освежить в памяти ситуацию, в которой Иоанн Креститель ухитряется окрестить Иисуса, прежде, чем появляется христианство, что наводит на грешную мысль – Иисус не является отцом христианства, как бы нас в этом не убеждали церковники. То есть, нам опять придется сделать небольшое допущение, что да, действительно, все так и было, хотя, например, Зенон Косидовский в своем исследовании утверждает, что, если следовать библейским текстам Иоанн и Христос даже не смогли бы встретиться, потому что жили в разное время. Но и у меня есть собственные мысли на этот счет – Иоанн скорее всего существовал, а вот Иисуса, скорее всего, придумали после смерти Крестителя, для воспевания благочестивых «подвигов» самого миссионера. Но так получилось, что фантазия оказалась сильнее, потому что являла собой абстрактную идею, которую очень удобно было заполнять философскими идеями и придавать ей удобную форму, выгодную церковникам. Потому что вы не могли не заметить, что учение постоянно изменялось, пока в один момент вдруг не закостенело и не превратилось в мертвую букву. Но я тебе уже сказал, что писать буду так, словно Христос – это вполне реальный персонаж, иначе шатающийся карточный домик веры, может и вообще обратиться в прах.

Мы сейчас рассмотрим недавние находки в районе Мертвого Моря. В 1947 году арабские пастухи случайно набрели на пещеру в местности Вади-Кумран, и обнаружили там фрагменты древних рукописей, датируемых 1-П веками до н.э. После этого, в том самом районе начались археологические раскопки и были найдены поселения первых реформистов от иудейской веры, сектантов, организовавших религиозную общину «Новый Союз». Было найдено множество рукописей, идеи которых очень сходны с идеями Нового Завета. Верования этой секты были очень тесно переплетены с верованиями другой общины – общины ессеев, которые вели монашескую жизнь, сходную с жизнью современных монахов и проповедующих почти то же самое. Сколько еще могло прятаться подобных бунтарей по всему Израилю – догадаться нетрудно. Естественно, что все они селились общинами подальше от глаз Синедриона и правительства, и наполовину существовали «вне закона». Их не преследовали, но стоило кому-то выйти на свет и начать проповедовать в массы, как такой порыв обычно гасили. Таким примером для нас может быть «усекновение головы Иоанна Крестителя», о котором писал еще Иосиф Флавий. Нам ни к чему сейчас вторгаться в тонкости верований этих первохристиан иудейского исповедания, но одну вещь следует вспомнить – возникновение реформаторов – это всегда бунт против закостеневшего религиозного ига, а бунтовать обычно идет тот, кто живет хуже всех. То есть самые бедные, самые бесправные слои общества. Пресловутым ессеям досталось еще больше, в их общину шли изгнанники, прошедшие через «карет» (истребление), люди мертвые для иудейского народа, изгои.

К гражданам низшего сословия принадлежал и Иисус. В прошлый раз я рассказывал тебе о желании маленького еврея, во что бы то ни стало возвыситься над остальными, и этим самым отомстить всем тем, кто смеялся и улюлюкал ему вслед на протяжении его жизни. То, что его подвергали остракизму нам известно из апокрифа «Евангелие детства». Мы с тобой, конечно, и сами бы могли об этом догадаться, но существование текста, все-таки, немного подтверждает наши психологические умозаключения. В поисках своей «особости» Иисус и набрел на Иоанна, и был очарован новыми идеями. Да и выбирать было не из чего. Либо иудаизм, либо реформизм. Человека вне религии тогда бы понять не смогли. Общинный строй такой вольности не предполагал.

Получив через Иоанна Крестителя доступ к истине, мы должны предположить, что Иисус был принят в секту к братьям и сестрам, и стал одним из них.

Но, почему, община больше не упоминается, словно ее и вовсе не было, а наш герой со своими собственными тараканами продолжает слоняться по стране, набирая в ученики подозрительных людей, которые тоже не хотят работать. А надо сказать, что какими бы реформаторами не были первохристиане, но иерархия в общине соблюдалась строго. В этом они мало отличались от ортодоксов. Был и свой основатель, и главный жрец. Поскольку, все вопросы внутри, касающиеся имущества, распределения труда, возможно, каких-то миссионерских действий решались сообща, то не мог каждый делать то, что ему взбредет в голову. То, что Иисус в общину вступил, мы поняли из сообщения о его крещении, но вот что стало потом – евангелия не сообщают. Могу предположить, что его оттуда изгнали. Что же такого мог натворить человек, поведение которого не соответствует никаким человеческим нормам того времени?

Если начать раскладывать древние религии «по интересам», мы может обнаружить в них некоторые общие черты. Они настолько просты, что затрагивают лишь естественные потребности человека – еду, питье, сон, секс, комфорт. За «ущемление» этих потребностей в жизни, человеку обещают полное удовлетворение тех же потребностей после смерти. И даже с избытком – под хорошее освещение и приятную музыку. Иудаизм регламентировал все, вплоть до секса, сектанты тоже были озабочены иными вопросами – равенства и братства. А вот секс остался неиспользованным. Жестокий и мстительный бог Ветхого Завета, конечно, любил свои создания, но как-то не так, как хотелось. А тут еще римляне со своим веселым плотским многобожием бессовестно радовались жизни на оккупированных территориях. Почему – им было можно, а хозяевам этой земли – нельзя?

И тогда Иисус вводит новую категорию в стройную систему иудаизма – любовь, связывая ее в своем сознании с сексом и не отделяя в философскую категорию. Возможно потому, что сам был недостаточно развит для создания абстрактных понятий.

Немного истории. В библиотеке Православной церкви Мар-Саба доктором Мортоном Смитом было обнаружено письмо, датированное вторым веком н.э., в котором Климент Александрийский отвечал на вопрос некоего интересанта, а если говорить по-простому – доносчика. Суть вопроса сводилась к следующему – как бороться с «с еретической сектой карпократиан (по имени ее основателя Карпократа), члены которой практиковали религиозные сексуальные ритуалы»? В ответ на это Климент цитирует «Тайное евангелие от Марка», (которое сейчас, уже в наше время святые отцы начали называть поздней подделкой. Наверное, они не знают об этом письме, написанном у самых истоков христианства. Или морочат голову простым смертным.) И там же называет эти ритуалы тайной доктриной Марии, Марфы и Саломеи. Саломею мы можем спокойно выкинуть, она нас не интересует, а вот два других имени нам еще понадобятся. То есть «отцы» в курсе, что практиковал Иисус, а вот пастве этого знать не положено.

В выхолощенных, утвержденных канонических евангелиях, мы находим мало информации по этому вопросу. Чаще всего там попадаются странные несостыковки, какие часто бывали в зарубежных фильмах после советской цензуры. Апокрифы же каноническими не признаются, и церковь всячески пытается доказать, что они написаны позавчера злонамеренными атеистами. А мы и не полезем в апокрифы, нам вполне хватит канонического текста, потому что, как бы его не цензурировали, невозможно полностью искоренить идею, на которой взросли евангелия.

До сих пор христианство с наслаждением использует такие эпитеты как «христова невеста», «сладчайшая жена», «всеблагой муж» - относительно целой группы святых, появившихся позже, и самого Христа со всеми Мариями бывших изначально. Хотя в борьбе с сексуальностью, они проповедуют иные ценности – безбрачие, невинность и целомудренность. Дай им волю, они бы все человечество загнали бы в монастыри, и в тот же момент тому человечеству пришел бы конец.

Тебе и не догадаться, как тяжело идет у меня эта глава, ведь на каждую фразу приходится сотня мыслей, не имеющих отношения к поставленной теме, но не менее интересных. Конечно, я не могу охватить все в маленькой главе, и не ставлю перед собой задачу разобрать все христианство по косточкам. Поэтому, я только перечислю «сомнительные» моменты, заметные невооруженному глазу.

Любимый ученик Иисуса – Иоанн, очень любит дремать на груди учителя. Мария из Вифании (так они потом обозвали безымянную деревню), бегает с непокрытыми волосами, что в те времена служило знаком распущенности, да еще и утирает космами ноги незнакомому мужчине. Хотя, вряд ли Иисус был ей незнаком, ко времени этого показательного выступления. И, наконец, Лазарь – отрок из Вифании получает из рук Иисуса конфирмацию весьма странным образом – является к нему ночью голым, завернувшись в простыню, а утром ему вдруг «открыты… тайны Царства Божия».

Словом, семья или, возможно, даже и не семья, а просто сотрудники веселого дома с божественным акцентом с радостью принимали Иисуса всякий раз, когда он появлялся в Иерусалиме.

Некоторые исследователи считают, что «воскрешение Лазаря» и есть то самое посвящение в тайны Царства Божия, но я думаю, что дело обстояло немного иначе. Увлекшись собственной стезей познания бога, Иисус ушел из общины не один, а с несколькими молодыми людьми, поддерживающими любовные идеи пастыря. Объявив себя ортодоксальными иудеями, чтобы никто не приставал, эти люди поселились в деревне возле Иерусалима и начали подготовку Иисуса для торжественного мессианского въезда в Иерусалим. Купили осла, сшили одежды и собрали массовку с пальмовыми ветвями. Но разнузданное поведение их вдруг стало достоянием соседей. Соседи же не знали, что «бог есть любовь», тогда еще никто этого не знал. И в силу невежества, кто-то донес на юного Лазаря, обвинив его в разврате. Хотя на самом деле Лазарь был кротчайшим агнцем божьим и вообще блаженным.

А вот теперь вернемся к иудейскому ритуалу Карет. Закон Моисея гласит, что за нарушение предписаний религиозного характера полагается наказание. За серьезные проступки – смертная казнь, за не очень серьезные – изгнание. Но в любом случае перед казнью совершается обряд Карет (истребление) или отсечение человека от своего народа, что означает и отсечение от бога, то есть никакое последующее воскрешение в день страшного суда этому человеку не грозит. Он становится прахом без души и объявляется мертвым. Вот такое легонькое еврейское проклятие.

Лазарь попадал под четвертый пункт законодательства, статья «нарушение правил целомудрия и семейной чистоты», хотя и со смягчающими обстоятельствами - «невольный грех, совершенный по ошибке, и по чужой злой воле». Отрока готовили к изгнанию, но пока по традиции он сидел в яме.

В последний день своей жизни, Иисус по привычке навестил своих друзей и тут узнал печальную новость о гражданской смерти любимого отрока. Ну что он мог сделать, каким действием ответить на стенания Марфы, что мол, «четыре дни во гробе и уже смердит». А вы бы не засмердели в такой жаре без возможности помыться?

Я вот хочу предложить тебе провести маленькое сравнение евангельского текста, с тем, что я пишу сейчас. «Во гробе»? Иудеи в гробах не хоронили, все их захоронения называются могилами и никак иначе, а Лазарь был посажен в яму, как того требует традиция. Далее сообщается, что Иисус сказал: «Лазарь, выйди вон!» И Лазарь вышел, весь в пятнах. Несвежий мертвец или просто перепачканный грязью напуганный юноша?

Все «оживление» сократилось до успокоительной речи, что «никто у тебя не может отнять душу, потому что я дал тебе жизнь вечную». И прочие душеспасительные слова, которые повторялись столько раз, что превратились в формулы.

Но какое извращенное сознание, могло заменить такие простые и обыденные вещи, чудовищным попранием всей человеческой морали? Кто сочинил, что Иисус пошел против божественных и человеческих законов и оживил разлагающегося мертвеца? Любые грехи, любые извращения – ничто рядом с этой омерзительной картиной, способной лишь вызывать отвращение. Не елейное отвращение, предписанное церковью, а самое настоящее, свойственное натуре любого живого существа, заставляющее даже животных обходить трупы своих сородичей. Как описать ужас, который вызывает этот сюжет?

Я склонен думать, что оживление двух покойников подряд (еще и дочери Иаира, смерть которой больше похожа на летаргию), говорит лишь о том, что евангелисты очень торопились напихать как можно больше чудес до пасхальной ночи, поэтому их героя и «понесло». А так как последующий арест и казнь происходят в евангелиях очень быстро, то ни у кого не хватает времени проанализировать истинный смысл оживления Лазаря. А поповская любовь к мертвечине здесь лишь играет на руку всей последующей лжи, названной христианством.

Неужели ни у кого в душе не всколыхнется возмущение, никто не восстанет против всей гадости и мерзости, возведенной в ранг благочестия и святости. Неужели два тысячелетия навязчивой трупной рекламы сделали вас нечувствительными к человеконенавистнической библейской пропаганде? И даже древнейшая христианская книга «Откровение» не вызывает в вас настороженности, свойственной разумному существу?

Вот вы сейчас можете обвинить меня в предвзятости и укорить тем, что я не обвиняю ни в чем иудаизм. Обвиняю, еще как обвиняю, но и понимаю, что многое в нем было продиктовано необходимостью сохранения общины. Иудаизм имел смысл в древности. Христианство же никогда не имело смысла из-за последующей церковной цензуры. Оно просто превратилось в механизм управления массами. В очень жестокий механизм. Другие, более древние религии, играли на страхе смерти. Христианство начало играть на «страхе жизни», впервые в истории используя подмену понятий и психологическое давление.

9.Главный гроб

4. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее;

5. и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным.

(Откровение Иоанна Богослова 17:4,5)

Не знаю, почему мне вспомнилась эта фраза в то самое время, когда мы подходили к самой крупной жемчужине нашего познавательного путешествия. Но я все шептал эти слова, пока, продираясь через торговые ряды, мы не оказались возле низкой каменной арки, открывающей вход в узкий дворик Храма Гроба Господня. Впрочем, нам тут же пришлось и посторониться, потому что из арки как раз выезжал маленький трактор, волочащий прицеп со строительным мусором. За те полтора часа, что мы пробыли в Храме, тарахтевший трактор просто изводил всех, привозя цемент для реставрации и разъезжая с этим грузом по всему помещению. Крикливые рабочие с грохотом разгружали его и вновь наполняли какой-то арматурой. Словом, шум стоял невообразимый, и никому даже и в голову не пришло, что подобные работы следует проводить ночью, когда туристы уже покидают Старый город и храм остается пустым. Это мелкое хамство администрации немало попортило мне удовольствие.

Храм с пугающим и даже кощунственным названием «Гроб Господен» был построен все в том же четвертом веке, когда христианская церковь начала создавать культ Марии, с этого момента женщины стали активно вводиться в благочестивые мистерии быстрорастущего не по годам монстра, именуемого христианской церковью.

Заслуга обнаружения предполагаемой божьей гробницы принадлежит некой Елене, которой в восемьдесят лет было видение о том, где находится могила Христа. Она приехала в Иерусалим и приказала копать. И копатели ту же обнаружили пещеру, где был похоронен Иисус. Причем, никого не смутило, что копать предлагалось возле Голгофы, и в основании которой захоронений обычно не делали. Хотя, вполне возможно, что Голгофу тоже «назначили» на это место для удобства. Епископ Макарий Иерусалимский, прекрасно осознавая какие дивиденды принесет подобная находка, сразу же объявил пещеру правильной и даже предоставил лейбл INRI, который по преданию был прицеплен к кресту, а вовсе не положен в могилу вместе с телом. Но это такие мелочи, которые настоящему верующему неинтересны. Над святым местом была построена ротонда с кувуклией в центре. Так же, здание храма ухватило и часть предполагаемой Голгофы, потому что без камней куда денешься? Хотя, кусок скалы «запечатанной в храм» никак не мог бы уместить на себе несколько крестов с казненными – он слишком мал. Но так было создано место поклонения. Человечество получило «гроб бессмертного бога» и прекрасное место, где можно было бы помолиться за всех казненных разбойников и душегубов.

Сон святой Елены открыл дорогу целому направлению, которое нынче неотъемлемо от христианской веры – институт видений или явлений. Дева Мария начала являться детям, экзальтированным крестьянкам, солдатам на поле боя. Причем после каждого явление тут же создавался маленький культик (который иногда вырастал в целый культище), тут же писалась икона, посвященная этому событию или образ, увековеченный в статую, всегда с определенными, отличительными от других культов признаками. Увидевший явление тут же причислялся к лику святых и поэтому пантеон все разрастался с минимальными затратами на пропаганду. Во всяком случае, доходы оказывались несравненно выше первоначально затраченных средств.

Особенно частыми стали такие видения в Век Просвещения, когда развивающаяся наука, а с ней и атеистические настроения начали пугать церковников. Огромную помощь в праведной борьбе за всеобщее невежество оказали три новых культа или три новых явления. В 1846 году в деревне Ла-Саллета, расположенной во французских Альпах Двум детям – мальчику и девочке, явилась дева Мария, призывающая к покаянию.

В 1858 году в пещере Масабьель недалеко от провинциального города Лурд, четырнадцатилетней Бернадетте Субиру явилась святая дева, призывающая к покаянию и открывшая место священного источника.

И, наконец, в Португалии в городе Фатима в 1917 году, снова три пастушки удостоились чести увидеть Пресвятую деву. Речи были все те же, и все разыгрывалось по тому же сценарию.

Храм, который существует сейчас, вовсе не тот, о котором я рассказывал выше. В ХП веке крестоносцы его перестроили. Несколько раз все это горело, потом обрушилось из-за землетрясения, словно бог не желал видеть такое надругательство над собой. Но, в конце концов, все утряслось, появился большой комплекс с несколькими монастырями вокруг и подземной церковью. Правда, некоторые святыни пришлось укрепить подпорками, да и фасад несколько обвалился, но это ничего, святости не убавилось.

Но я не думаю, что тебе будет интересно выслушивать очередную лекцию о том, что не является секретом ни для кого.

Итак, что мы имеем, так сказать, на руках. Мы имеем почти новенький храм, построенный через двенадцать веков после обсуждаемых событий. Имеем кувуклию. Ты знаешь, как это переводится – усыпальница. Хорошо, усыпальница без усопшего тоже имеет право на существование. Еще у нас есть лестница, с такими высокими ступенями, словно она построена для великана. Она ведет на Голгофу. Вот ты думал, что это гора или скала на крайний случай? Вовсе нет – это второй этаж Храма Гроба Господня. А вот представляешь, если бы паломникам пришлось подниматься на какую-то гору? Они бы устали. А тут – все включено. Правда какие-то злонамеренные граждане утверждают, что Голгофа находится совсем в другом месте, но ту презрительно кличут Гордоновской или английской. Видишь ли, англиканская церковь когда-то обнаружила скалу, похожую на череп и теперь признает ее священной. И хотя в исторических документах упоминалась именно такая гора, но все равно – это кощунство. Хотя, если бы признали то лобное место, а не это, аттракцион «хождение с крестом по пути Иисуса» выглядел бы достовернее. А тут ни с каким крестом на плечах и не пролезешь. Два человека даже не могут разминуться. И я стихи когда-то писал о той, правильной, Голгофе. Я же не знал тогда, живя вдали от этих мест, что все выглядит совсем иначе:

Lacrimosa dies illa
Qua resurget ex favilla
Judicandus homo reus.

Горечь и боль – Мария,
Светочь и тьма – Мария…
Смотрят глазницы пустые,
Камень и крест – Мария.

Время остановилось,
Время скорбью размыто…
Что же, Мария, снилось?
- Снилось, снилось… забыто.

Ставший бесплотным духом,
Ставший бессмертным богом,
Где твой учитель, Мария?
- Душно мне, душно… плохо…

Видишь – вот крест и камень,
Камень слезами залит.
Кто на кресте, Мария?
- Душно мне, душно… давит.
Смотрят глазницы пустые.

Смертию смерть поправший,
Он не придет, Мария…
- Душно мне, душно… страшно.

Естественно, что в этих стихах я имею в виду скалу, похожую на череп, как она и описана в исторических документах. Ну, значит, ошибся. С кем не бывает?

В нижнем этаже здания есть камень. Так называемый «Камень помазания». На этом камне Христа помыли, смазали благовониями и отнесли к месту захоронения. Сам камень не виден, он накрыт сверху плитой из розового мрамора. Поэтому я не могу утверждать, что он там, действительно, есть – я не видел. Зато видел мраморную плиту, которую мне настойчиво предлагали пощупать – мол, сырая и мироточит. Еще бы этой плите не быть сырой, когда сутками на ней валяются паломники, поливая ее слезами, соплями и прочими естественными выделениями организма. Так что, трогать я ее не стал – это было бы слишком опрометчиво.

Часть нашей группы сразу же улеглась на мрамор, а другая встала в очередь, чтобы быстро занять место, как только оно освободится. Одновременно лежать там могут только шесть человек, а просьбы к богу есть у каждого.

Пока они там выполняли священный для каждого христианина долг, я решил по-быстрому смотаться на Голгофу. Но там тоже была очередь. Верующие играли в странную игру – залезали под алтарь и сидели под ним на корточках. Оформление этого помещения оригинальностью не отличалось – обычная грязноватая православная церковь. Зато с галереи можно было вдоволь налюбоваться лежащими на мироточащем камне фанатиками.

Третью очередь я обнаружил за кувуклией, там весело и непринужденно обжигали пучки свечей священным огнем. Хотел бы я знать из какой зажигался был получен этот огонь.

Вообще, кувуклию обновили, это теперь не закопченный куб, который все видели по телевизору, а красивый розовый мавзолей, и свечки к стенкам лепить запрещается.

Да, еще я обратил внимание на пол. Вроде бы он выложен разноцветными камнями разной величины. Но все они побиты, зазоры огромные и забитые грязью.

Потом я прошелся по приделам и обнаружил лавки, торгующие все тем же, о чем я уже рассказывал. Но теперь по самой высокой цене. Почему лавок было несколько – так тому есть причина. Христиане вечно цапались из-за это храма и, в конце концов, поделили его между шестью конфессиями. Причем поделили не как пирог – поровну, а довольно-таки странно. В итоге Церковь францисканцев и Алтарь гвоздей получил католический орден св. Франциска, храм равноапостольной Елены и придел «Три Марии» — Армянская апостольская церковь, могилу св. Иосифа Аримафейского, алтарь на западной части Кувуклии — Эфиопская (Коптская) церковь.

Главные святыни — Голгофа, Кувуклия, Кафоликон, как и общее руководство службами в Храме, отхватила Иерусалимская православная церковь. И по этой причине католики игнорируют традиционный спектакль схождения благодатного огня.

Из-за того, что святые люди никак не могли между собой договориться, несмотря на благостные утверждения всех сторон, что бог един, ключи от храма в пожизненное владение отдали двум мусульманским арабским семьям, которые уже несколько веков вынуждены жить при храме и рука об руку отпирать и запирать его двери.

Кроме того, между конфессиями был подписан, своего рода, контракт, в котором все стороны обязывались ничего в храме не менять, не убавлять и не добавлять без полного согласия на то всех сторон. Святые люди, исполненные благочестивой жадности, готовы были дойти до любого абсурда, чтобы не уступить ближнему сантиметра своей собственности.

В назидание им или пастве в храме существует один предмет, который нормальные люди давно бы убрали с глаз долой. Это «недвижимая лестница», но ничего святого в ней нет. Она опирается на карниз, принадлежащий Греческой православной церкви, а направлена в окно, которым владеет Армянская церковь. Говорят, что ее забыл какой-то рабочий во время ремонта здания лет триста назад. Но имеются и другие версии. Фактом остается лишь то, что лестницу до сих пор не убрали, а это означает, что согласия между христианами как не было, так и нет. Лестница рассыхается под солнцем, но ее тут же заменяют другой, точно такой же.

Ну и, конечно, в храме нередки драки между священниками, причем бьют друг друга хорошо, до крови и приходится вызывать полицию. Вот все, что касается святости этого места.

Этот храм – Вавилон, очарование которым и зависть к которому, уже две тысячи лет не выпускают из своих объятий каждого, кто приник к сладостному роднику христианства.

И еще один маленький эпизод, который я расценил, как подтверждение своим умозаключениям, данное свыше.

Во дворе храма на ступеньках сидели туристы. Они отдыхали от тяжелой экскурсии, а скамеек для усталых людей, конечно, же никто поставить не удосужился. Вдруг вбежала охрана и очень грубо приказала всем подняться. Согнав людей в кучу, в толпу, в которой никто не почувствует себя отдельным организмом, охранники ринулись внутрь храма и принялись почти выталкивать наружу всех, кто там находился. Честно говоря, я подумал, что нашли бомбу или где-то произошел теракт.

Но бомба оказалась идеологической, если можно так выразиться. Внезапно ударили колокола. И я увидел, что в проеме колокольни сидит человек в наушниках и беззаботно курит. Судя по всему, это был служитель, который включает механизм колокольного звона. Такого пронзительного надтреснутого звука мне еще не приходилось слышать. Но я-то мог себе позволить зажать руками уши, а вот те, кто шел сюда за благодатью, вынужден был пожертвовать своими барабанными перепонками.

И тут на узкой лестнице, ведущей вниз с рынка появились они – группа жрецов в каких-то невообразимых шапках. Я не знаю, какой конфессии они принадлежали. Мне кто-то шепнул, что это Сирийская церковь, та самая, сакральная для любого россиянина. Но точно сказать не могу, я так редко вижу всяческих священников, что не научился различать их униформу. Меня поразило другое – выражение их лиц. Они шли служить службу, возносить со смирением молитвы, просить о чем-то за всех за нас. Да. Но какое же высокомерие было написано на их лицах. С каким презрением, не замедляя шага и не повернув головы, прошествовали они, мимо презренной толпы, которую только что, чуть ли не силой, разогнали охранники. Конечно, большинство было туристами, скорее всего атеистами, по сезону легко одетыми, если не сказать раздетыми. А я почему представил вдруг толпу их прихожан, рабски пытающихся поцеловать руку, или прикоснуться к одеждам этих достопочтенных людей. И словно наяву увидел, как верующих оттаскивают дюжие арабские охранники, а самый главный жрец в малиновой шапке еще и изящно пытается пнуть их ногой.

Кто дал этим странным людям право объявлять себя владельцами наших душ? Кто дал им право поучать, наказывать, презирать и, в то же время, жить на деньги презираемых глупцов? Кто придумал весь этот цирк?

Нет ответа.

Pie Jesu
Так шумела толпа
Словно камни катила с вершины
Кто рыдал, кто крестился, кто выл…
А у Господа не было сына.

Кто-то речь говорил,
Все кричал – как мы сиры, убоги!
Кто-то в небо смотрел и молчал…
Только не было сына у Бога.

В небе ангелов сонм
Опереньем звеня, суетился.
С любопытством косился на крест,
Но на землю никто не спустился.

Крест тревожно чернел,
Землю с небом связав воедино.
Далеко где-то колокол пел,
А у Господа не было сына.

10.Фея, исполняющая желания

Мне трудно понять, как вписывается в наше тематическое путешествие Стена плача. Вроде, к христианству она отношения не имеет, а христианство не имеет отношения к ней. Ну, в самом деле – полуразрушенная стена Второго иудейского храма является в большей степени политической ценностью. Ведь если копнуть глубже, то мы можем понять, что в иудаизме фетиши запрещены. Кроме написанного текста молитвы, ни к чему иудеи больше не испытывают трепета, не молятся на картинки или статуэтки, а тут вдруг – целая стена. Хотя, конечно, они молятся не на стену, а у стены, что имеет принципиальное значение. Сама стена ничто, а вот место ее дислокации – священно.

Термина Стена плача нет ни в одном языке, кроме русского и арабского. На самом деле она называется Западной стеной или Ха-Ко́тель ха-Маарави. Если ты заблудишься, и тебе приходится спрашивать встречных о том, как дойти до стены, то дословный перевод не поймет никто – ни на английском, ни на иврите. Поэтому спрашивать следует Котель, и тебе сразу же укажут нужное направление.

Но, если ты владеешь арабским, то тебя поймут, потому что как раз арабы и назвали это место Стеной стенаний, когда увидели, как иудеи рыдают и кричат, оплакивая разрушенный храм. Они же хотели бы получить эти руины в свою собственность, потому что в Коране написано, что пророк Мухаммад привязал своего легендарного коня Бурака как раз к этой стене. Но дело в том, что еврейское присутствие на Храмовой горе подтверждено раскопками, найденными монетами, печатями и утварью с надписями на иврите, а вот фантазии пророка Мухаммада не подтверждены ничем, кроме того, что он увидел путешествие в Иерусалим во сне и коня увидел тоже во сне. Сон против реальности, фантазия против истории.

Для молитв отведен небольшой кусок строения, длиной всего в пятьдесят семь метров, но сейчас часть его закрыта лесами, там копаются археологи. Существует еще несколько фрагментов стены, но они закрыты домами и подойти к ним сложно.

Вообще, к этому сооружению у меня двоякое отношение. С одной стороны, я признаю стену идеологической границей, не позволяющей агрессивному исламу вторгнуться в Иерусалим, но если бы не существовало арабо-израильского конфликта, то я был бы склонен согласиться с мыслями Сатмарского рабби Йоэля Тейтельбаума, утверждавшего, что это никакая не святыня, а фетиш. Конечно, в продолжение своих мыслей он добавлял, что Израиль может быть создан только после прихода Машиаха, с чем я уже согласиться не могу. Ребе был антисионистом. Хотя другое его утверждение, что иврит не может быть языком общения, а только молитв, меня вполне устраивает. Но нет в мире совершенства и нет ни одного человека, мысли которого устраивали бы полностью. Это я тебе рассказываю только для того, чтобы ты понял – не все ортодоксальные иудейские течения согласны друг с другом. Хотя, конечно, они немного дружнее, чем христиане.

Несмотря на все разговоры о строительстве Третьего храма, взамен разрушенного – никто ничего строить не собирается. Существуют даже какие- соглашательские теории, что Третий храм будет построен в «душах». Одни говорят, что надо дождаться мессию, чтобы начать строительство, другие, что строительство само по себе может мессию приманить. Но, чтобы там ни говорили, с тех пор евреи храмов не строят. Синагога храмом не является, на иврите называет «бейт кнессет» - «дом собраний», обычный молитвенный дом или даже клуб. Потому что при синагогах бывают детские сады, библиотеки. Там проводят концерты, читают лекции и часто имеется даже зал торжеств.

Глава эта – заключительная и для меня сложная. Стену я видел в первый и последний раз ровно двадцать лет назад. Тогда проход к ней был свободный и не существовало разделения на женскую и мужскую половины. То, что я увидел сейчас повергло меня в уныние, потому что «новая» Стена плача служила доказательством того, что в Израиле укрепляются клерикалы и правление Натаниягу явно не идет на пользу стране. Во-первых, с двух сторон появились крытые проходы, где проходит досмотр, причем не только на предмет терроризма и нежелательных предметов, но еще и досмотр религиозный. И работники довольно грубо унижают туристок, требуя прикрыть плечи и другие оголенные места. Это очень неприятно, потому что в иудаизме «оголенными местами» являются также пальцы ног – их следует прикрывать. Ну и, конечно, хамский тон тоже сбивает любой настрой и уничтожает интерес.

Честно говоря, у меня и не было особого интереса щупать эту стену, я ее уже видел, осязал и все понял. Но в группе царил ажиотаж. Ты, наверное, думаешь, что эти туристы из далекой России приехали любоваться иудейскими древностями? Еще чего придумаешь? У них был чисто утилитарный шкурнический интерес. Я не знаю, откуда пошло это поверье, что руины храма творят чудеса и исполняют желания, кто придумал пихать в стену записки, которые перед каждым шабатом или праздником, приходится выковыривать и сжигать, но факт остается фактом – к Стене плача идут словно к фее или Гудвину, исполняющему желания. И как бы им не объясняли, что место это чисто иудейское, и если вдруг кто-то, действительно, получит некое материальное или моральное вознаграждение – то это будет, непременно, иудей, ничего не помогает. Там, на христианских святынях они молились о спасении душ, а здесь – они пришли за исполнением желаний. И можно только догадываться, какие желания прописаны в этих записках. Думаю, что самые земные. И такое простодушие не кажется мне смешным. Дремучая языческая вера в чудеса победила здравый смысл. Я вдруг вспомнил, что и у могилы царя Давида за стеклом лежали записки. Неистребимое желание усидеть на всех стульях сразу, получить все, что можно от города трех религий, выпотрошить его, как рыбину, которую умножил Христос, чтобы потом, уехав в свои страны, начать требовать от Израиля уступок на международной арене и поливать евреев грязью с амвонов церквей, призывая к их уничтожению.

В своих размышлениях, как ты можешь догадаться, я дошел и до совершенно абсурдистской версии. Западная стена была построена Иродом Первым Великим для укрепления Храмовой горы. А другой нехороший иудейский царь с тем же именем в свое время отрубил голову Иоанну Предтече. С тех пор имя Ирод стало в Христианстве нарицательным, так же, как и имя Иуда. Поскольку христианство склонно персонифицировать все свои святыни и за каждой из них закреплять определенно святого, то молясь на стену они, по сути, молятся на царя Ирода. А как же известная фраза, что «нельзя молиться на царя Ирода»? Либо крестик снимите, либо трусы наденьте.

Да, я знаю, что пока существуют религии будет существовать и вражда. За фантазию, за мертвое слово люди будут продолжать унижать друг друга, убивать, не сознавая всей глубины абсурда. А все добрые помыслы и действия во имя бога, все священные порывы продолжат оборачиваться махровым эгоизмом и средством «спасения» лишь собственной души, существование которой до сих пор никем так и не доказано. Возведенная в веках религиозная махина при ближайшем рассмотрении оказывается мыльным пузырем чудовищный размеров, из-за своей величины кажущимся значительным и пугающим.

…В Палестине далекой, в священном краю
Растерял я и веру, и радость свою.
В том чудесном краю, где средь лилий и роз
Шел с крестом на Голгофу избитый Христос.

Где пророк Мухаммад путешествовал в снах,
Где седой Моисей заблудился в песках.
Видел купол Аль-Акса и град золотой,
Видел мертвое море с соленой водой.

Видел я как по трупам бредут скакуны,
Как рыдает еврей на руинах Стены.
Воевал и молился я дюжину лет,
Но нигде не блеснул мне божественный свет.

Я искал утешенья, но слышал от всех -
Здесь Святая земля, а отчаянье - грех.
Ты же воин, Рене, предугадан твой путь,
Ты - молись... О ненужных сомненьях забудь.

Только латы и меч были спутники мне,
И бросался я в бой на усталом коне,
Только латы сверкали в закатных лучах,
Только видел я кровь на камнях, на цветах…


Посмотреть и оставить отзывы (91)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Раскрещение
  • Помогите спасти проповедника
  • Атеисты США помогают духовенству, потерявшему веру в бога
  • Как помочь бдущему атеисту?
  • Письмо "Православному", который комментирует мои статьи на А-сайте

    Пришествий на страницу: 867

  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму

    Faq по СССР


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.