Авторство: Рослов Владимир

Читая книгу «Левит»


25.02.2024 Статьи/Библия

Третья книга Библии, носящая название «Левит», напрашивается на то, чтобы её называли учебником жизни. И, наверное, не зря она изучается еврейскими детьми в первую очередь. Значение этой книги подтверждается также и тем, что на неё даётся около 40 ссылок в Новом Завете. В ней сформулированы элементарные и вместе с тем обязательные правила поведения жителей Израиля в общении с Богом и взаимоотношений между людьми. Важнейшие из них касаются жертв и жертвоприношений, различия между которым установить не всегда представляется возможным. Но именно благодаря им предписывалось евреям поддерживать гармонические отношения с Богом. За счёт жертв единственно происходило очищение человека. Принёс жертву – чист и можешь общаться с Богом, иметь его защиту.   Нечистые люди таких прав лишались и становились неугодному Богу.  

Примечательно, что если раньше в «Исходе» Бог говорил с горы, подступать к которой близко израильтянам запрещалось, то в книге «Левит» он уже пребывает среди своего народа, говорит из скинии. Но говорит он, всё же, не, с народом, а с Моисеем и именно ему излагает все свои наставления.  Видят ли, слышат Бога израильтяне – непонятно. Но, судя по всему, находясь в полном подчинении у Моисея, они беспрекословно соглашаются с Божьими словами и стремятся их выполнять. А ведь им приходится отрывать от себя в пользу Бога значительную часть того, чем они сами питаются. Бог, не смущаясь, сообщает Моисею, что ему нравится (приятен) запах (благоухание) жареного мяса. Помнится, что и в случае конфликта Каина с Авелем Бог предпочитал жертвы последнего, занимавшегося скотоводством, чем и вызвал зависть братца, выращивавшего злаки. Так что главными и жертвоприношениями, и жертвами, не всегда отличающимися друг от друга, становится скот, как крупный, так и мелкий, а также птица. Поскольку кур, вроде, как ещё в хозяйстве израильтян не имелось, то в дело идут горлицы и молодые голуби. О старых не говорится, что заставляет нас думать об их непригодности в жертвенном качестве.

Сходу разобраться во всех жертвоприношениях – когда их и за что нужно совершать - совсем не просто. Сами богословы (мудрейшие раввины) не могут договориться, как их нужно правильно классифицировать. Чаще всего называют пять видов: всесожжение, хлебное, мирное, за грех и за вину. Приношения за грех и вину группируются, как правило вместе под тем объяснением, что имеют много общих черт и рассматриваются как средство исправления зла.

Без жертв религии не обходятся. Иудаизм не исключение, и поскольку он является предтечей наиболее распространённых сегодня религий, познакомиться с тем, как исполнялись в нём жертвоприношения, нужно. Чему-чему, но тому, как они описаны в Библии, оснований не верить нет. Нарушения порядка их исполнения трудно представимы. Написанное умри, но исполни.   Написано: «Если кто согрешит тем, что слышал голос проклятия и был свидетелем, или видел или знал, но не объявил, то он понесёт на себе грех». Это значит, что за любое недоносительство следует расплачиваться. Но только в том случае, если согрешивший в этом сам признается и исповедается. Признавшись, он становился обязанным принести священнику «жертву повинности» из мелкого скота – овцу или козу, не имеющих никаких пороков и годных в пищу. Когда жертвователь представлял приведённое им животное, священнику полгалось внимательно рассмотреть его, чтобы установить, отвечает ли оно установленным требованиям, выдвинутым Богом в мельчайших подробностях.   Такой же порядок предусмотрен в жизненных эпизодах, связанных с прикосновением к чему-нибудь нечистому, чем бы оно ни являлось, или неисполнением какой-либо клятвы (обета), вне зависимости от того худая она или добрая. Таким образом, вину и грех священническая каста превратила в основу своей хозрасчётной деятельности, своей экономической стабильности. Объяснялось это, конечно, не житейскими интересами священников, а тем, что так нужно Богу, который прощает всякий недостойный поступок человека, тем более, если он совершился «по ошибке». Но в этом следует признаться рано или поздно.  Всякие, даже случайные ошибки, должны фиксироваться и заканчиваться расплатой. Не расплатился – продолжаешь быть грешником, неугодным для Бога человеком.  По факту же выходило, что, чем больше виноватых и согрешивших, тем больше прибыли для священников.

Надо иметь в виду, что далеко не на каждый грех, не на всякую вину находились у грешника овца или коза. С деньгами, с шекелями, тоже возникали проблемы. Серебра на их чеканку не хватало. В ситуациях крайней нужды бедняки расплачивались птицами, которым священники ломали, но не сворачивали, шеи. Почему-то Богу важна была точно такая процедура. А уж если и птиц не находилось, несли пшеничную муку. Ни много ни мало, но за каждый эпизод десятую часть ефы, что в переводе на понятные меры веса составляет более двух килограммов.   При этом Бог милостиво разрешил эту жертвенную муку не приправлять ни елеем, ни ливаном.  Так, видимо, мука лучше сохранялась в хозяйстве того, кто её получал.   Апостол Павел в дальнейшем заметит, что «все согрешили и все лишены славы Божьей».   Так что с христианских позиций жертвы повинности, приносимые в знак покаяния даже за нечаянно совершённый грех, имеют в виду снять с человека не столько самый грех, сколько оскорбление, которое грешник наносит Богу своим поведением. Каждый из нас не без недостатков, этих самых пресловутых грехов. Так что Бог вправе требовать жертвы от каждого человека. В этом христиане видят строгость, но и справедливость Бога. Другой вопрос, кому достаются жертвы, адресованные Богу, кому именно выгодны такие отношения верующих со своим Богом.

Так как, с учётом самого распространённого мнения, власть в древнем Израиле никоим образом не разделялась,   и её духовная и светская ветви действовали в едином кулаке, подчиняясь единым законам, записанным в Торе, то, читая её, мы можем судить о тех порядках, которые господствовали в стране. Библия даёт нам понять, что и в древнее время Израиль населяли не только одни евреи. Были и пришельцы, или, как бы мы сегодня сказали, понаехавшие. Отношения между теми и другими регулировались, о чём книга «Левит» свидетельствует довольно-таки подробно.  Равноправия не было, и Богом не предусматривалось ни в какой, даже в очень удалённой перспективе. Чётко это прослеживается на торговых отношениях.  Примечательна одна заповедь, заповеданная Господом Моисею для сынов Израиля. От имени Бога написано: «Если будешь что продавать что ближнему твоему, или будешь покупать что у ближнего твоего, не обижайте друг друга». Но торговля шла не только между ближними, под которыми следует понимать только лиц своей национальности. Евреи могли торговать и с «понаехавшими». Их, получается, можно было и обидеть. Их можно было содержать в рабстве, покупая и продавая, чего не полагалось делать с единокровниками. Никаких льгот язычникам не полагалось. Им отводилась роль пожизненных рабов. Господство «титульной нации» утверждается Богом безоговорочно и раз навсегда. Бог, если прямо и не поощряет, то допускает разницу в отношениях к тем и другим. Как ещё по-другому можно объяснить следующие его слова: «А над братьями вашими, сынами Израилевыми, друг над другом, не господствуйте с жестокостью». Бог повелевает евреям покупать рабов и рабынь «у народов, которые вокруг вас». С ними уже обращаться, как угодно, можно.  Граждане-евреи не могут быть рабами (за некоторыми исключениями), потому что, как говорит Бог, «сыны Израилевы – Мои рабы; они – Мои рабы, которых Я вывел из земли Египетской». Эта фраза дополняется такими словами: «Я Господь, Бог ваш». Получается, что у других народов богом является кто-то ещё. Вот пусть он о своих подопечных и заботится. Можно думать, что в период написания книги «Левит» многобожие ещё не было изжито, и многие боги существовали в условиях неминуемой конкуренции между собой. Иначе для чего бы Господу требовалось то и дело подчёркивать, что он бог Израиля и все его сыны только ему и должны подчиняться?  Справедливости ради надо отметить, что в Ветхом Завете Иегова нигде не говорит, что он единственный бог на свете и что, кроме него, никаких других богов не существует.  Похоже, что и для самих евреев монотеизм признавался лишь в рамках иудаизма, что не заставляло их отрицать наличие для кого-то других богов. Другой вопрос – как к ним относиться, не подрывая авторитет священного для них писания. В соответствии со сложившимися традициями, признавая «дисциплинирующее разнообразие», Иисус Христос и в Новом Завете скажет: «Богу – Богово, а кесарю – кесарево».

Категорически не согласен с бытовыми разговорами такого порядка, что Библия написана непонятно или как-то не так переведена. Словно мы знаем, какой она была в оригинале на родном ей арамейском, или, хотя бы греческом в виде так называемой Септуагинты. Поскольку это произведение сочинялось для широких масс, способных разбирать написанное, то его писатели вряд ли имели цель усложнять выходящие из-под их руки тексты. Да и Богу, если мы будем думать о том, что он безусловный автор Писаний, незачем было напускать в них лишнего туману. При этом не будем приравнивать Бога к Библии. Если он её и автор, то всё-таки не он сам. На солнышке, которое, как считается, он тоже создал, какие-никакие пятнышки, но наличествуют. Вот и в Библии немного, но есть такие тёмные уголки, где и сам чёрт, царь тьмы, голову своротит. Одним из таких мест, куда лучше не залезать, является последняя, двадцать седьмая, глава книги «Левит». В ней, как говорят в русском народе без поллитровки не разобраться. Не разобраться не только русскому православному человеку, но и самим евреям, чего уж там, не под силу. Загадки начинаются с первых стихов этой главы, и их надо процитировать:

И сказал Господь Моисею, говоря:
  1. Объяви сынам Израилевым и скажи им: если кто даёт обет посвятить душу Господу по оценке твоей,
  2. То оценка твоя мужчине от двадцати лет до шестидесяти должна быть пятьдесят сиклей серебряных, по сиклю священному.
  3. Если же это женщина, то оценка твоя должна быть тридцать сиклей.
  4. От пяти лет до двадцати оценка твоя мужчине должна быть двадцать сиклей, а женщине десять сиклей.
  5. А от месяца до пяти лет оценка твоя мужчине должна быть пять сиклей серебра, а женщине оценка твоя три сикля серебра.
  6. От шестидесяти лет и выше мужчине оценка твоя должна быть пятнадцать сиклей серебра, а женщине десять сиклей.

Что из этого можно понять в первую очередь? Наверное то, что Бог произвёл оценку людей по возрасту и полу.  И в то же время говорит Моисею, что это будет его Моисеева оценка («твоя оценка»). Возникает вопрос, зачем производить оценку, если она уже назначена и не подлежит никакой отмене? Получается, что каждому гражданину Израиля заранее уже назначена Божья цена (стоимость). Моисею остаётся не оценивать, а лишь фиксировать правильную, с точки зрения Бога, оценку. Ни выше оценку, ни ниже он делать не мог. Странно. Не менее странно и то, что человек приравнивается к вещественному товару. Пока ещё молод, то есть не зрел, оценка ниже того периода, когда человек вступит в пору зрелости. С наступлением старости оценка падает. Ну совсем как на плодоовощном рынке, где производится отбраковка недозревшей и перезревшей продукции, которая если и продаётся, то уже по дисконтным расценкам.   Другое недоумение возникает из-за того, что возраст человека не стоит на месте. Сегодня мне 59 лет и 11 месяцев, и я стою 50 сиклей-шекелей, а через месяц мне стукнет 60, и я упаду в цене до 15. Это как надо понимать в полной мере?  Да и на что вообще эта цена человеческая, выраженная серебряными монетками? Кому она поступает, в чей карман, которого, надо считать, не имеется? И если ещё кому- то и кажется, что Библию сочинил некий бог, то в отношении книги «Левит» не усомнится и ребёнок, который сразу же скажет, что её сочинили сами левиты, родословная каста священников, от имени Бога узаконившая своё паразитическое существование.

Монотеистическая основа иудаизма и беспрецедентная в истории религий централизация его культа сделали жертвоприношения технически невозможными после разрушения Храма Второго Храма в 70-ом году, что для иудаизма, как ни странно, пошло и на пользу. Трудно себе представить, чтобы вся эта кровавая процедура сохранялась и сегодня. Что-то ещё в большей степени дискредитирующее иудаизм придумать было бы невозможно. Поэтому на смену кровавым ритуальным жертвоприношениям приходят другие формы служения Богу: молитвы, изучение Торы и строгое следование содержащимся в ней другим ритуальным и этическим предписаниям. Реформаторские направления в иудаизме исключило из своих молитвенников всякое упоминание об обряде жертвоприношения. Иудейские обряды, занимавшие немалое место среди 613-ти заповедей Торы, были «временно приостановлены» на неограниченный срок. Все задачи, возложенные на коэнов, в один миг стали неуместными. Поэтому правоверный иудей теперь должен молиться, поститься, читать Тору, и больше ничего. С этого момента везде, где пришлось жить евреям, стали строиться синагоги. А   если строительство оказывалось невозможным, то синагогой становился чей-то дом. Главную роль в синагогах начинать играть раввин, которым может стать уже любой еврей. Происходит невозможная до этого демократизация всей религиозной системы иудаизма.

А вот христианство, в отличие от иудаизма, превратило жертвоприношение в центральный элемент не только культа, но и догмы. Добровольное самопожертвование Иисуса выступает в качестве искупительной жертвы за грехи мира (Адама).  В преобразованной форме евхаристии (вкушения плоти и крови Христовых) жертвоприношение остается главным таинством христианской церкви, основой всего церковного культа.

 Владимир Рослов


Посмотреть и оставить отзывы (71)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Блуждая по Библии. Книга вторая «Исход»
  • Библия – идейная основа атеизма и совершенного общества
  • Читая книгу  «Бытие»
  • Библия – исторический феномен под грифом «секретно»
  • Западная цивилизация построена на лжи и Библии

    Пришествий на страницу: 1067